Цитата мудреца

Голосование

Вегетарианство
 
Система Orphus. Если вы заметили ошибку на сайте, нажмите сюда.
Загружается, подождите...
Начало сайта Материалы сайта Литературное творчество Проза
Версия для слабовидящих
Версия для печати

Два дня

Рассказы, написанные в разное время
  Нет сообщений • Страница 1 из 1

Два дня

День первый


Сейчас он, наверное, уже стоит под афишами и ждёт их. Интересно, кого она приведёт? Она почему-то не захотела, чтобы я был с той, со дня рождения. Она говорила, что приведёт другую. Наверное, у той уже есть парень. А кто же будет сегодня? Так надоели эти разочарования. Я и не надеюсь, что в этот раз всё будет не как всегда: встретились, поулыбались друг другу и разошлись.


Странно! Время — без пяти, а его на месте нет. Ну что ж, буду ждать сам. Его подругу то я уж узнаю.


О! Старый знакомый! Перекинусь парой фраз, пока есть время.


Вот они! Вовремя приехали, минута в минуту. Она какая-то странная, её подружка. Что-то в ней не то. Не то, что мне надо. Нужно поскорее избавиться от этого зануды. Они меня не заметили и сейчас могут уйти. Я уже прощаюсь, а он засыпал вопросами. Зря я его остановил. Они сейчас скроются за углом. Да что же он никак не отстанет?!


Друг, оказывается, сидел на скамейке в сквере, и они его заметили.


Я опять как-то неестественно представился. Сколько раз зарекался молчать. Пусть меня представляют общие знакомые, надо только вовремя промолчать, и всё.


А она действительно совсем не такая, как я думал. Но сразу идти на попятную, наверное, не стоит. Посмотрим, что будет дальше.


Друг в своём репертуаре: опять затеял какую-то пустую болтовню. Ну что ж, цель оправдывает средства. Раз его внимательно слушают, то, в конце концов, не важно, о чём он говорит. Хорошо, что мы идём чуть позади и не слышим его стрекотню.


Надо предложить ей взять меня под руку. Не люблю идти с девушкой, не чувствуя её прикосновения. Как кстати она стала ругать свои каблуки. Оказывается — это их заслуга в том, что мы отстали.


Подумать только, вместо «поддержаться», я сказал «подержаться», а она уже смеётся. Вот и начало общения.


Как всё-таки приятно, когда женщина, беря под руку мужчину, не идёт на «пионерском» расстоянии, а слегка прижимается к нему плечом.


Сколько раз говорил он мне, вон тот, идущий впереди, довольный и несмолкающий, рассказывающий всё подряд, что взбредёт в голову, чтобы я не заглядывался надолго в небо на «журавлей», а чаще опускал глаза на землю и обращал своё внимание на «синиц», которых вокруг такое разнообразие. Может, действительно для «журавля» я ещё не готов, а эта длинноногая, светловолосая (крашеная, наверное), голубоглазая и вполне привлекательная «синичка» — это как раз то, что мне сейчас нужно.


Каких-то двадцать минут идём вместе, а уже нашли тему для разговора. А, в принципе, она — ничего, по крайней мере, симпатичней своей подружки.


В калитку надо их первыми пропустить. Надо же, потянул за рукав — ему, наверное, та же мысль в голову пришла. Нет. Дёргает бровями, спрашивает: «Как?». А как же ещё может быть. «Большой палец вверх!»


Молодцы, девчонки, только чуть-чуть помешкали. Конечно, они не ожидали такого скопления родственников у него дома. Моя первая шагнула вперёд, бодро поздоровавшись. Видать, она немного смелее той.


Скучно стало, когда зашли в его комнату. Что-то изменилось. Я опять к ней остыл. Всё это слишком привычно, как всегда: его альбом с фотографиями; моя любимая музыка, друзья её стали называть моей визитной карточкой; сигареты. Хорошо, что они курят, а то совсем нечего было бы делать. Нужно как-то развивать события. Скорей бы он начал жарить шашлык.


Всё-таки он хороший друг: так хочет, чтобы у меня хоть с этой что-нибудь вышло, уж всё равно что. Как только с кем-нибудь знакомится, сразу спрашивает о подружке. А здесь, по-моему, они оба были заинтересованы: он во мне, а она в своей.


У нас с ними разное отношение к музыке. Мы слушаем почти всё, а они только самое популярное. Лучше б он взял саксофон, и сам сыграл, чем слушать третий раз одну кассету. Просить бесполезно, пока сам не принесёшь и в руки не дашь.


Ну вот, совсем другое дело. Ещё раз убеждаюсь, что живая музыка, а главное, живой человек за ней — это не магнитофон, которым можно пренебрегать, разговаривать и вообще не слушать. Бывает, играет какая-нибудь музыка уже пятый раз, а ты её до сих пор толком не слышал.


Хорошо играет. И девчонки оживились и даже подпевают иногда, если слова знают. Пойду шепну ему, чтоб чуть попозже сыграл «Историю любви». По-моему самое время нам потанцевать, а то сидим, как на завалинке, только семечек не хватает.


А она не плохо танцует. Жалко, что под ногами не пол, и не асфальт, а то бы я её немножко покружил, раз такие выпады для неё просты. Гладкий пол — это конечно хорошо, но что можно сравнить с отдыхом в жаркий летний вечер во дворе под живой крышей из виноградных листьев.


Как приятно пахнут её волосы. По-моему это не парфюмерия, а какой-то естественный, чистый и тонкий запах её мягких, падающих на плечи волос. Моё возбуждение, наверно, скоро станет заметным для окружающих. Она-то уж точно почувствовала.


Паразит! Он опять меняет темп. Под него не подстроишься.


А за ушко не даёт губами схватить. Говорит: «Мы танцуем, или чем-то другим занимаемся?» Как будто сама не понимает, для чего вообще нужен был этот танец.


Ну вот, пиво допили, шашлык отставили в сторону — он опять не получился: снаружи подгорел, а внутри сырой. Надо решать, как всё будет дальше. Он хочет, чтобы мы с ней уехали ко мне. Я понимаю его нетерпение. Они уже давно хотят уединиться. Да и я, честно говоря, не прочь, вот только как она?


Не хочет. Собирается домой.


Надо с ней пройтись по улице, подышать воздухом и поговорить.


Боится, не хочет в первый же день. Это, может быть, и не плохо. Если рассчитывать на длительное знакомство, то торопиться, конечно, не стоит. Объясню, что ничего не будет, если она не захочет. Боится себя — вот это уже весомый аргумент, хотя приятно слышать.


Наконец-то мы договорились: поедем вместе вчетвером, а дальше видно будет.


Смена обстановки придала какое-то оживление, тем более, что теперь я — хозяин, принимающий гостей.


На гитаре она играет неплохо, лучше, чем я. А говорила, что не умеет. Скромничала или набивала цену?


Что ж я ей обещал показать? Ах, да! Фотографии. Но это будет потом, когда те двое уйдут.


Конечно, приятная компания — это неплохо, но хочется какой-то уверенности в завтрашнем дне. А, как известно, чем больше люди сблизились, тем труднее им забыть друг друга. Но с другой стороны, после достижения желаемого результата иногда приходит быстрое разочарование. В любом случае лучше решить всё сразу.


Вроде им уже пора. Посидели, музыку послушали, поболтали и хватит. Да и друг уже намекает своей (он понятливый). Если те ещё немного посидят, то моя уйдёт вместе с ними. Так спать хочется. Надоела вся эта канитель. Может предложить всем кофе?


Что ж я натворил? Они же теперь ещё на час задержатся. Надо сказать, что не нашёл его.


Наконец-то ушли. Теперь можно посмотреть фотографии и вообще побыть рядом и не «работать на публику». Сколько раз ловил себя и своих знакомых на том, что под посторонним глазом все начинают вести себя неестественно. Самому же противна эта игра, а ничего поделать не можешь.


Она сама сказала, что ехать домой уже поздно. Пора ложиться спать.


Странно, почему она в купальнике? Говорит, что каждое утро бегает на озеро. Врёт, или правда это делает? Фигура, конечно, не с обложки журнала, но всё же, сколько в ней привлекательности!


Хорошо, когда говорить ничего не надо, сама всё понимает: кладёт голову мне на грудь и говорит, что приятно: соскучилась по мужскому телу. Не только ей приятно. Вздыхает, а у самой только два месяца никого не было. Побыла б она в моей монашьей шкуре, давно б уже на кого-нибудь бросилась.


Ну вот, опять старая песня: «спать, спать». Разве ж это возможно? Особенно теперь, когда рядом лежит нежное мягкое тело, которое, не признаваясь в этом по причине девичьей скромности, всё же ждёт ласки. И я могу её дать. Я хочу её дать.


Как интересно получается, на неё падает из окна свет от фонаря, а на меня — нет. Это как раз кстати. Я уже давно мечтал рассмотреть её с такого близкого расстояния. Её тонкие губы очень подвижны и совсем по-детски выразительны. Теперь она уже не спрячет от меня своё ушко. Целовать его через волосы даже приятней, настолько они мягкие. Грудь хоть и не велика, зато соски так податливы, что откликаются уже после первого прикосновения. Она начала тяжело дышать — это сильно подстёгивает. И вот, наконец, первый и долгожданный поцелуй…


Что, что такое?!. Опять по тормозам? Говорит, что ей сегодня нельзя. Врёт или нет? Почти инстинктивно моя рука скользнула вниз по её телу. Похоже, что не врёт. Что же делать? Всё же так хорошо шло. А может всё-таки врёт? Может, это всё было заранее приготовлено? Им хитрости не занимать. Но не проверять же, в конце концов. А «переть буром», признаться, уже расхотелось. Можно, конечно, потерпеть ломанья, но не до такой же степени.


Ладно, спать — так спать.


Уже пол-одиннадцатого, а она всё спит. А собиралась вставать в девять. Нет ничего приятнее утром, чем поваляться подольше в постели. Не буду её будить.


Давно не лежала в моей холостяцкой квартире женская одежда. Вот её уже берут со стула и одевают. Когда это теперь повторится?


Следующая встреча только через два дня. Ну что ж, будет время всё обдумать и может даже соскучиться. Сейчас мне это необходимо.


Как-то плохо она со мной попрощалась: подставила щёку, а сама не поцеловала.


Получится ли продержаться вместе хотя бы месяца три? А может это вообще первое и последнее свидание? Вряд ли, она сказала, что хочет продолжить знакомство со мной. А можно ли им верить?


День второй


Только бы она была дома.


Может звонок не работает? А, вот заработал.


Так они обе здесь!..


Сидят, понимаете ли, бездельничают, персики кушают (вроде как не по средствам)… Угощают. Нет, всё-таки здорово, что я сюда приехал. Жаль только без друга, трудно будет уединяться.


Какая красивая женщина на фотографии за стеклом книжного шкафа! Наверно, это её мать. Наивная, спрашивает, думает, что я перепутаю с ней самой.


Вот и опять я не знаю, что с ними делать. Становится скучно. Кофе уже выпили. Снова взять сигарету? Надоело.


Погадаем?.. Надолго не хватило.


Гороскопы? Может, вместе почитаем?.. Не интересно? Читали?


Психологические тесты. Это интересно. Они, кажется, загорелись. Увы, тесты тоже не вечны.


А подружка, кстати, немного умнее моей, мягче, дипломатичнее. Я её всё-таки недооценил.


Что-то мы уж больно долго с ней болтаем, а моя сидит и слушает. Ей, кажется, совсем не интересно. Так и есть. Начала вспоминать, что её последний парень занимался «всякой там философией, магией». Ну вот, завелась. Сколько можно его ругать? Хорошо, что хоть в постели он ей нравился. Болтает не умолкая. Всякую чушь несёт. Полистаю-ка я пока гороскоп.


Стоп! Что она сказала? «Нет женщин, которые не дают, есть мужчины, которые плохо просят». Старая истина, но к чему она её говорила? Постой, постой. Так значит, в прошлый раз она всё-таки ломалась, ждала, что я начну рвать на ней купальник и уличать её во лжи? Да пошла она!..


Есть уже хочется. Пусть валят на кухню и готовят что-нибудь, а я пока посижу в комнате один, полистаю этот дурацкий гороскоп, а попозже пойду к ним.


Всё-таки молодцы девчонки. Вместе взялись, и всё готово: картошка пожарена, салат нарезан. Больше всего люблю, когда женщина вытирает со стола. Это такой классический вид хозяйки домашнего уюта.


После еды и говорить не особо хочется. Хорошо бы просто посидеть, покурить да посмотреть друг на друга. Говорят, это свойственно только мужчинам — чувство полной удовлетворённости после еды. Но, увы, всё умиротворение закончилось: они стали вспоминать поступки своих бывших парней и опять завелись. Ну что ж, давайте поговорим о роли мужчины и женщины в семье.


Диспут затянулся. То одна со мной согласится, то другая. Так ни к чему и не пришли.


Они, всё-таки, болтушки. Начали вспоминать все переплёты, в которые попадали благодаря своим друзьям и своей безответственности. Они назвали это «любовь к романтике». Странно, ни с одним из моих друзей ничего подобного не происходило. Не было ни таких серьёзных драк, ни поножовщины, никто из моих подруг не испытывал панического страха перед своими парнями. Что это, их глупость или просто другой круг общения? Я к нему не привык и считаю, что не стоит привыкать. Сможет ли между нами быть что-либо кроме простого знакомства?


Да, правильно говорил мой друг. Когда он оставался с ними двоими один, они начинали разговор между собой, и он уже становился лишним. Пойду-ка я в комнату, полистаю что-нибудь. Пусть наговорятся.


Ага, не прошло и двух минут, а они уже кричат — соскучились. Сейчас приду.


Я снова на кухне, а разговор продолжается в том же ключе. По-моему, только старые люди могут так самозабвенно и долго наслаждаться воспоминаниями о прошлом. Подружка сказала, что они почти каждую ночь сидят до утра, и тема разговора остаётся той же. Они, наверное, в душе очень стары и пессимистичны. Хоть и возлагают надежды на будущее, ждут своих «принцев», которые дадут им почувствовать, что они — женщины, а тем временем занимаются постоянным обсуждением того, какие подлые и недостойные были мужчины из их ближайшего окружения.


Уже очень глубокая ночь. Они решили, что не будут спать до утра. А для чего же тогда я тут сижу? Чтобы утром приехать домой и завалиться спать, вместо того, чтобы заняться своими делами? Да, влип я с ними.


Надоели уже эти бесполезные разговоры. Пусть лучше покажет свои фотографии.


Жаль, что нет фотографий этих трёх легендарных друзей, которые до сих пор вызывают столь бурные, но доставляющие удовольствия, воспоминания, и которые в данный момент, каждый по своей причине, находятся в разлуке со свободой. Зато есть нечто более интересное. Вот, например, фотография её матери, на которой она ещё более красива. Воистину, в её красоте есть что-то неземное, пугающее, опасное.


Красота должна быть защищена!


Рядом с внешне красивой женщиной должен быть физически сильный мужчина. Рядом с женщиной с красивой душой должен быть мужчина сильный волей и духом. Притягивает обычно тот человек, у которого выше этот потенциал. Но счастливы люди бывают только тогда, когда их уровни приблизительно равны. А когда люди счастливы, тогда и миру спокойней.


Моя, к сожалению, так и не поняла смысл этой фразы.


А вот и разгадка её личной трагедии. Когда друг рассказывал мне о ней, после довольно короткого описания внешности, он добавил, что у неё, похоже, не всё в порядке с личной жизнью. Хотя она и пытается выглядеть довольной всем, но это не так. Он, как всегда, оказался прав, и сейчас я держу в руках доказательства этого. Передо мной свадебная фотография её матери и отца. Бедный мужчина, он сорвал райский плод, а удержать его в руках был просто не способен. А она так хотела, чтобы у него это получилось, но, увы. Он не выдержал и, от сознания собственной немощности, скатился вниз. Очень уж разные они на этом снимке: она — такая видная, красивая, волевая, а он — слабый, хоть и гордый.


Здесь же и фотографии родителей её матери: доброй и, в своём пожилом возрасте, всё ещё красивой бабушки и волевого и целеустремлённого, хотя немного балагура, дедушки. У таких родителей как раз и появляются красивые и сильные во всех отношения дети.


И, наконец, фотография её матери с новым мужем. Это действительно человек, который сможет удержать возле себя такую женщину. Моя говорила, что её мать сейчас счастлива. В этом не может быть сомнений. Но только её счастье не в том, что они живут сейчас в тех районах, где большая зарплата и её муж много денег приносит, а в том, что он сам по себе сильный человек и не в тягость ей самой.


Бедная, бедная моя подружка! Имея в своих ближайших истоках такую трагедию и впечатлительную и действительно романтическую натуру, попасть, не разобравшись в людях, в переплёт и потерять всякую веру в чистоту, красоту и любовь. Осталось только заретушированное восприятие счастья как материального и бытового благополучия.


Так хочется ей всё рассказать, но ведь не поймёт. А если и поймёт, то не примет.


Поеду-ка я домой. Уже совсем светло стало.


Надо им как-то объяснить, что я не хочу больше встречаться с ними только по своей инициативе. Может, моя поймёт, что пришло время ей сказать своё слово о наших дальнейших встречах.


Хорошо, что она догадалась меня проводить.


У меня как-то совсем не получается объяснить ей, что я бы очень хотел поддержать и развить наши взаимоотношения.


Я всё-таки вытянул из неё признание в том, что она не будет меня искать, если я вдруг исчезну.


Как бы мне объяснить ей, что мне жаль?


Она опять не поняла. Начала говорить, что ей нужен муж, который бы зарабатывал деньги, как будто я бездельник или инвалид, не способный работать.


Вот опять у меня появилось желание молча повернуться и уйти.


Она домой не идёт — хочет посадить меня на такси. Пойду-ка я пешком вдоль дороги, она всё равно не пойдёт за мной и вернётся домой, а я потом поймаю машину.


Она говорила, что три месяца — это слишком большой срок. За это время я могу в неё влюбиться. А она меня никогда не сможет полюбить. Наивная, высокомерная девчонка! Ты слишком самоуверенна! Хоть ты и симпатична, но тебе далеко до своей матери!..


А может, я её уже люблю?

Ответить

  Нет сообщений • Страница 1 из 1

Вернуться в Проза



Кто сейчас на сайте

Зарегистрированные пользователи: Yahoo [Bot], Yandex [bot]