Цитата мудреца

Голосование

Курите ли Вы?
 
Система Orphus. Если вы заметили ошибку на сайте, нажмите сюда.
Загружается, подождите...
Начало сайта Материалы сайта Литературное творчество Проза
Версия для слабовидящих
Версия для печати

Любовь за деньги

Рассказы, написанные в разное время

Любовь за деньги

Маргарита обвела фломастером небольшое объявление и подошла к секретеру за листом бумаги и конвертом. Это объявление поразило её своей необычной прямотой и краткостью:


«Высококвалифицированно лишаю девственности.»

Дальше следовали номера почтового отделения и абонентского ящика.


Маргариту нельзя было назвать некрасивой, но в толпе на улице она редко ощущала на себе взоры мужчин. Лишь внимательный взгляд мог бы рассмотреть в ней красоту. Но красоту не современную, а скорей средневековую, дворянскую. Ей никак не шла обычная повседневная мода. Длинные тёмные волосы доходили ей до пояса, но она нигде не появлялась, не собрав их в клубок. Маргарита не была худенькой, но имела хорошую пропорциональную фигуру.


Безусловно, её можно было назвать скромной и застенчивой, но только на людях, ибо никто не мог знать, что творится в её душе. Друзей у неё не было: с мужчинами она просто не умела разговаривать, и любая беседа заканчивалась её уходом либо с опущенными глазами, либо со вспыхнувшим от сдерживаемого гнева лицом. Подруги, в основном однокурсницы, жалели её, но ничем помочь не могли.


Итак, на следующий день после своего двадцать четвёртого дня рождения Маргарита решила отозваться на такое необычное объявление.


Перед тем, как запечатать конверт, она ещё раз перечитала своё письмо.


Сообщите Ваши условия. Можете воспользоваться телефоном… Спросить Маргариту.


Примерно через неделю приятный мужской голос спрашивал её по имени.


— Да, это я, — ответила девушка, ещё не догадываясь, кто ей звонит.


— Вы ответили на моё объявление…


Она сразу всё поняла, и голос её изменился.


— Ну, — произнесла она в трубку.


— Вы не отказываетесь от своего намерения?


— А что? — продолжая тем же напускным надменным тоном, спросила она.


— Я просто должен знать, насколько вы серьёзны.


— А вы?


— Если при первой нашей встрече вам что-нибудь не понравится, вы всегда сможете…


— Ладно, ближе к делу, — перебила его Маргарита.


— Да, извините. Скажите, какой суммой вы располагаете?


— А сколько вам нужно? — поморщившись, спросила она.


— Мне нужно немного, всё будет зависеть от вас. Конкретную сумму я вам скажу в конце нашего знакомства. Это будет в пределах от ста до трёхсот долларов.


У Маргариты опять побагровело лицо.


— Высоко же вы себя цените, — не пытаясь скрыть отвращение, сказала она.


— Меньше никак нельзя. Иначе это будет пошло. Вам самой же не понравится.


— Я вас понимаю, — многозначительно ответила она, и про себя добавила, — хорёк!


— Вы согласны на такие условия?


— Назначайте встречу, — наполнившись какой-то сумасбродной решимостью, сказала она.


Анатолий, а мужчину звали именно так, назначил место и время. Они договорились, как узнают друг друга.



На следующий день Маргарита ждала его возле книжного магазина. Анатолий появился вовремя, и она его сразу узнала. В руках он нёс букет шикарных тюльпанов. Крепкий мужчина, лет тридцати пяти, был одет аккуратно, но не богато. Его лицо и руки говорили о большом времени, занятом физическим трудом, а по глазам можно было заметить незаурядный ум. Анатолий подошёл к девушке, тоже узнав её, и, сдержано поклонившись, протянул ей букет. Маргарита немного растерянно приняла подарок. Её заносчивый настрой был слегка сбит этим, но она взяла себя в руки.


— Куда мы идём? — спросила она, высоко подняв голову, как будто посылая ему вызов.


— Здесь не далеко, — Анатолий был спокоен и вежлив.


Девушка уже рисовала в своём воображении его грубые, совсем чужие руки, раздевающие её.


Они шли по оживлённой улице близко друг к другу. Маргарита отказалась взять Анатолия под руку, но идти самой по себе, пропуская между собой и спутником людей, не хотелось: не вежливо это. Иногда случалось, что они соприкасались плечами, и в эти моменты девушка испытывала чувство отвращения. Она пыталась с этим бороться, понимая, что иначе не сможет достигнуть той цели, которую себе поставила. Анатолий сделал ей несколько очень изящных комплиментов, но она не могла оценить этого, потому что почти не слышала их. Она была занята борьбой с собой. Ей уже давно хотелось плюнуть на всё и уйти прочь. Но все силы, которые она воспитала постоянной борьбой с собственной гордостью, были брошены на то, чтобы остаться.


Они сидели за маленьким столиком под ярким зонтиком-грибом. Столик был настолько мал, что на нём кроме двух розеток с мороженым и двух высоких стаканов с апельсиновым соком вряд ли могло поместиться ещё что-нибудь. Стул, на котором сидела Маргарита, стоял на значительном расстоянии от столика. Она откинулась на его спинку, держа в руках свою порцию мороженого. Такое маленькое расстояние между собеседниками, какое создавал этот столик, вызывало у неё напряжение.


Теперь она слушала Анатолия. Он рассказывал ей забавную историю, как однажды он искал какую-то улицу в городе, а прохожие посылали его в противоположные стороны. Его красивый голос лился плавно и даже завораживал. Нельзя сказать, что девушке нравилось находиться рядом с ним. Но отрицательные эмоции уже заметно ослабли. Ей нравилось, что он не расспрашивает ни о чём, что он не рассказывает ей историю своей жизни. Даже те смешные случаи, которыми он развлекал её, могли и не быть на самом деле. Даже если он их выдумывал на ходу, всё равно это было интересно.


Они сидели в летнем кафе возле парка и продолжали заказывать различные десерты и шампанское. Анатолий читал ей шуточные стихи какого-то, наверное, известного автора, которые она не знала. Маргарита от души смеялась. Её глаза блестели не то от шампанского, не то оттого, что она просто расслабилась, просто перестала думать о своих внутренних проблемах, просто была собой.


Едва последние оранжевые лучи солнца начали пробиваться сквозь деревья городского парка, Маргарита заторопилась домой. Анатолий не стал возражать и проводил её до остановки автобуса. Дальше она ему не разрешила. Они договорились встретиться завтра на том же месте.


Всю дорогу домой девушка ни о чём не думала. Запах подаренных тюльпанов проникал в голову и кружил её едва ощутимым невесомым вальсом.


Что произошло? Куда девалось то отвращение, с которым она ехала на это свидание? Просто Анатолий — приятный человек. Не каждый день встретишь такого, с которым интересно и легко провести время. Этими словами она объясняла себе своё состояние.



На следующий день нельзя было сказать, что Маргарита ждала нового свидания. Нет, она даже не думала о нём. День был полон разных хлопот. Но ни на минуту не проходило достаточно редкое для неё состояние: едва заметное приподнятое настроение, чувство ожидания чего-то хорошего, когда напрямую об этом не думаешь, а просто знаешь, что это произойдёт. Лишь когда время стало подходить к назначенному часу, она посмотрела на часы и начала собираться. Где-то в глубине сознания какая-то противная девчонка с мерзкими, торчащими в стороны косичками, своим скрипящим, визгливым голосом спрашивала у неё: «Куда ты идёшь? Зачем тебе это надо? Как могло случиться, что ты потеряла контроль над ситуацией?» Но девушка молчала. Она не вступала в мысленную перебранку с этой писклявой мерзостью. Она избегала всяких вопросов к себе. Просто молча одевалась и приводила вид в надлежащую форму.


Сегодня её ждали гладиолусы. Небольшой букет был принят Маргаритой с улыбкой благодарности. Девушка взяла Анатолия под руку, и тот привёл её к дверям маленького ресторанчика.


Внутри было уютно. Не больше десятка столиков, из которых половина — свободные. За остальными же — в основном пары. В углу оркестрик из трёх человек играл что-то ненавязчивое, как будто для себя, не замечая присутствовавших. Было заказано немного, но всё очень вкусное.


На этот раз беседа шла диалогом. Хотя, опять не затрагивая ничего личного. Анатолий интересовался как девушка относится к тому или другому. Когда Маргарита пыталась отвечать односложно, он спрашивал: «Почему?». Не смотря ни на что, диалог получался. А красное грузинское вино только помогало этому.


Оркестр заиграл известную и красивую мелодию. Маргарита сразу поняла, что последует далее. Анатолий встал и, подойдя к ней, протянул руку. Девушка зарделась. В пылу беседы, наслаждаясь качествами умного человека-собеседника, она забыла о том, что перед ней мужчина. Она протянула ему руку чисто автоматически. Думать о том, нужно это или нет, не было времени.


Сильные и нежные руки мужчины легли на её талию. Спокойное и ровное дыхание стало совсем рядом. Сердце у Маргариты забилось чаще. Она старалась почти не дышать. В эти минуты её «свобода» закончилась. Она была в «лапах» сильного зверя. Не зная, что он сделает в следующую минуту, она старалась не шевелиться. Страха, как такового, не было. Было ощущение полного подчинения власти сильного и могучего. На фоне всего этого «ужаса» тонкой линией прорисовывалась музыка. Музыка какой-то гармонии, какого-то умиротворения. И в глубине души что-то начинало подпевать, раскачиваясь в такт медленному танцу.


Когда оркестр замолчал, Анатолий наклонился к самому уху девушки и сказал: «Спасибо». Это было очень похоже не поцелуй. По всему телу Маргариты пробежала головокружительная волна. Чтобы не потерять равновесие, она крепче взялась за его локти.


Стрелки часов подходили к полуночи, когда Маргарита остановилась у подъезда своего дома.


— Вот здесь я и живу. Вон тот балкончик с краю.


Они держались за руки, не сводя глаз друг с друга. Анатолий что-то говорил одними губами.


— Что ты говоришь? Я не слышу, — спросила его Маргарита.


— Я говорю, какие у тебя красивые волосы, красивые брови, красивые глаза, красивые губы…


После этих слов он медленно и нежно поцеловал пухлые и влажные губы девушки. Потом ещё и ещё. Она, встав на цыпочки, обвила его шею руками, и они застыли в одном горячем поцелуе.



Родители Маргариты с первого дня заметили, что с дочерью что-то происходит. «У неё кто-то появился», — сказал отец. Мать согласилась и предупредила мужа, чтобы тот не показывал вида, что что-то заметил. Слишком давно они, разговаривая о дочери, мечтали, чтобы у неё появился парень. Ведь мается всё равно, хоть и виду не подаёт. В последнее время и подруги реже стали заходить: у каждой — кавалеры: всё свободное время с ними.


С утра девушка суетилась. То возьмётся делать что-то по хозяйству, что давно уже собиралась. То бросит это и займётся чем-то другим. И постоянно смотрела на часы. Родители молчали, ни о чём не спрашивали, даже старались не трогать её по пустякам. Только молились, наверное, в душе за то, чтобы у дочери было всё хорошо.


Девушка была уже давно готова, когда в дверь позвонили. Не успели родители выйти в прихожую, как она с криком «это ко мне» подлетела к двери. Он стоял красивый и улыбающийся.


— Я пошла, — крикнула она через плечо и, выталкивая его ладонью из двери, вышла сама.


Внизу и подъезда стояло такси. Он открыл заднюю дверцу и пропустил её вперёд. На заднем сидении машины лежал красный букет роз.


Всю дорогу Маргарита болтала без остановки. Она рассказывала Анатолию о том, как она переживала за героев её любимого романа; как долго и как приятно ей было трудиться над чтением романа Бальзака на французском языке; о том, как её соседка выгнала на площадку маленького котёнка, а она его выходила. Анатолий молча слушал девушку и улыбался забавным обстоятельствам её рассказа.


Они ехали к нему домой. Девушка только однажды спросила его: «Куда мы едем?». Но, не дождавшись ответа, продолжила свои рассказы. Анатолий не стал её перебивать.


Маргарита восприняла приезд к Анатолию, как один из этапов знакомства. Интересно было посмотреть, какие книги стоят у него на полке. А ещё интересней — его фотоальбом. Каким он был раньше? Чем жил? С кем жил?


Его однокомнатная квартира в новостройке на окраине города внутри была отделана со вкусом. Обои, шторы в тон стенам, мебель, дорожки на полу — всё это было красиво и аккуратно. Нельзя было сказать, что в этом чувствовалась рука женщины. Скорее художественный вкус и педантичность, с которой хозяин уделял внимание каждой мелочи в своём доме.


Они сидели за журнальным столиком на диване. Шампанское, фрукты и конфеты, неяркий свет и тихая приятная музыка — всё это стало фоном их встречи. Был ещё и какой-то запах. Маргарита почувствовала его сразу, как вошла в квартиру. Понять его природу она не смогла. Он был очень приятным и слегка дурманящим. Как будто в квартире цвело какое-то экзотическое растение.


Книги на полках стояли, но посмотреть их времени не было. Анатолий не оставлял девушку надолго, а когда он был рядом, разговор лился, как ручеёк, мягко и без пауз. Спроси она себя потом, о чём они разговаривали — не сможет ответить. О фотографиях она и вовсе забыла.


Как всё началось, Маргарита не поняла. Даже потом, вспоминая эти события, самое начало, да и впрочем и всё остальное, было для неё загадкой.


Сначала они целовались. Девушка хотела этого, ей было приятно. То, что потом начал делать Анатолий — она не хотела. Она просто не думала, что так можно, что так будет. Слабая крупица возмущения почти сразу утонула в огромном океане. Он стал наступать сразу, ломая плотины как щепки. Он поглощал все бескрайние поля одиночества, все непреступные вершины гордости, все непроходимые леса запретов. Этот океан был могуч и прекрасен, и имя его — Блаженство. Маргарита тонула в нём и не просила о помощи. Слёзы проступали сквозь её закрытые веки, но на губах, что-то шепчущих, жаждущих поцелуя, мерцала улыбка.


А потом вода начала сходить, так же неотвратимо, как наступала. Она оставляла после себя множество ручейков, журчание каждого из которых сливалось в один не усмиряемый гул, называемый слабостью. Её ноги и руки время от времени вздрагивали от каких-то неведомых и неуправляемых разрядов молний.


Но вот свет. Яркий свет разрушил эту грандиозную вселенскую катастрофу, столь пугающую и столь приятную. Маргарита открыла глаза. Первое, что она увидела — глаза любимого человека. Анатолий смотрел на неё, и в его взгляде тоже читалась любовь. Он гладил её по волосам и вытирал ладонями намокшие щёки.


Девушка огляделась. Она, совершенно нагая, лежала на диване. Анатолий в том же виде сидел на краю возле неё. Она обняла его, прижавшись к мужчине всем телом. Возможно, это был порыв благодарности, а может, ей просто стало немного стыдно своей наготы. Анатолий целовал её в шею и гладил по спине.



После этого случая прошло два дня. Анатолий не звонил и не появлялся. Маргарита не ждала его. Она вообще эти дни была сама не своя. Пережитые эмоции перевернули всю её жизнь вверх дном. Она не слышала окликов родителей, клала вещи в самые нелепые места. К исходу вторых суток она, без всякого контроля со своей стороны начала испытывать «голод» о нём. …И он позвонил.


Девушка почти не слышала его слова. Она слушала его голос, только иногда говоря «да». Потом, почти машинально, она начала одеваться. Всё-таки что-то из разговора запомнилось: время и место.


Анатолий сидел в кафе с сигаретой в руках. Маргарита почти бегом влетела в помещение и плюхнулась на стул против него. Порыв ветра, принесённый ею, соприкоснулся с лицом Анатолия, который потушил сигарету и посмотрел на девушку. Их взгляды встретились. Она тоже смотрела на него. Просто смотрела, любовалась, ничего не спрашивая, ничего не прося.


Принесли кофе. Анатолий сделал глоток и поставил чашку. Девушка всё также не сводила с него глаз.


— Как вы себя чувствуете?


Этот вопрос, а ещё больше это «вы», как пощёчина, вывело её из эйфории и привело в чувство.


— Что… Что случилось?


— Ничего не случилось. Напротив, мне кажется, всё прошло очень хорошо.


— Что прошло?


Он не ответил. Отпив немного кофе, Анатолий спросил разрешения закурить. Девушка никак не отреагировала на его вопрос. Она ждала ответа на свой.


— Мне всегда трудно об этом говорить, — после глубокой затяжки начал он, — но ничего не поделаешь. У каждой работы есть не только плюсы, но и минусы. С вас двести пятьдесят долларов.


— Каких долларов, Толик, что с тобой? Я тебя не понимаю.


Глаза девушки бегали по лицу возлюбленного, пытаясь понять, что происходит.


— Я выполнил свою задачу. Теперь слово за вами.


— Задачу?!. Так это была задача? А я то думала…


У девушки на глазах появились слёзы.


— А я то думала, что ты меня любишь…


— Конечно люблю. Точнее любил. Вы что думаете, такое может получиться, если не любишь человека? Вы думаете, что я просто жигало? Вы ошибаетесь. Если бы я не смог полюбить вас, у нас бы ничего не вышло. Я бы извинился перед вами, и мы бы расстались. Но вы очень красивая и интересная девушка. Мне было с вами очень легко. Я влюбился в вас с первого же дня. Но это может быть даже и плохо. Плохо не для вас, для меня. Я, к сожалению, ещё долго не смогу вас забыть. Мне придётся приложить больше усилия, чтобы отучить себя от вас.


— А как же я? Обо мне ты подумал?


— Извините, но о себе вы подумали сами, когда ответили на моё объявление. Вы шли на первое свидание со мной, ожидая грязного секса. К нему вы были готовы. Его бы вы простили кому угодно. А вот человеческое отношение вы простить и понять не можете.


— Зачем надо было лезть мне в душу? Зачем надо было меня влюблять? — девушка рыдала, закрыв лицо руками.


— Успокойтесь, Маргарита. Секс не должен входить в жизнь сам по себе. По крайней мере, в первый раз. Я уверен, вы успокоитесь и поймёте, что то, что между нами было намного лучше, чем то, на что вы были готовы на первом свидании. Поймите, я не даю секс. Я даю любовь. Я даю вам возможность ощутить, что такое быть любимой и может даже любить. И если я целую женщину, то это не потому, что она мне заплатит потом, а потому, что она мне нравится. Я не могу думать о деньгах, когда нахожусь рядом с женщиной.


— Но разве можно заставить себя любить человека?


— Заставить нельзя. Я не заставляю, я просто люблю красивых душой или телом, умных или добрых. А значит почти всех. Я не люблю злых и упрямых, но их гораздо меньше, и они обычно не обращаются ко мне. Единственное, что я себе не позволяю — это привязываться к кому-то, считать кого-то своей собственностью. А вас, милая Маргарита, я не смогу забыть. Я буду вспоминать вас всегда. Таких как вы забыть не возможно.


— У меня всё это не укладывается в голове. Что же мне делать?


— Просто жить. Вы теперь знаете себе цену, знаете, на что вы способны. Поезжайте домой и живите в полную силу, а не в полсилы, как жили раньше. Придёте в себя, соберёте нужную сумму — позвоните мне.


Анатолий встал из-за столика и задвинул стул.


— А ещё, знайте. Я и сейчас вас люблю, только это никого ни к чему не обязывает.



Через несколько дней Маргарита нашла Анатолия и отдала ему деньги. Она сначала приходила в себя, потом искала средства. В конце концов, решила она, ведь всё сейчас продаётся и покупается. Если продаётся секс, то почему не может продаваться любовь? Но в глубине души она чувствовала, что здесь всё совсем не так. Это — не купля-продажа. Просто деньги — универсальная форма благодарности.

Ответить

Пред.След.

Вернуться в Проза



Кто сейчас на сайте

Зарегистрированные пользователи: Yahoo [Bot]