Цитата мудреца

Голосование

Какими социальными сетями Вы пользуетесь?
 
Система Orphus. Если вы заметили ошибку на сайте, нажмите сюда.
Загружается, подождите...
Начало сайта Материалы сайта Литературное творчество Проза
Версия для слабовидящих
Версия для печати

Знакомство по телефону

Рассказы, написанные в разное время
  Нет сообщений • Страница 1 из 1

Знакомство по телефону

Сергей снял телефонную трубку и послушал монотонный сигнал. Дескать: «Что желаете?». Выбор был небольшой. Пожарная, милиция, скорая — даже в голову не приходили, — глупость. Остаётся междугородка и справочное. Междугородка, наверное, занята: заказы, соединять, отвечать… Лучше справочное. Сергей крутанул диск — 09.


— Четырнадцатая, я вас слушаю.


Голос был не молоденькой девчушки. Деловой и серьёзный. Может, и не надо было, может зря? «Ладно, только попрошу, и всё», — решил Сергей.


— Здд…


Сергей бросил трубку. Его пробил пот — опять не получилось. «Ладно, сейчас попробую ещё. Надо подышать поглубже. Говорить медленней, тише и ниже. Ты взрослый человек, тебе много лет, у тебя низкий хрипловатый голос, ты никуда не торопишься и знаешь, что говорить. И ещё надо сказать «добрый вечер». Это «здравствуйте» с его тремя согласными в начале лучше заменить.»


— Четырнадцатая, слушаю вас, — голос был таким же спокойным и нейтральным.


— Добрый вечер, девушка, — играя выбранную роль, произнёс Сергей.


Всё получилось! Просто класс! Сказал плавно, без запинок. Как по маслу!


— …Вы не могли бы мне помочь?


— Я вас слушаю, — повторил голос, оставаясь вежливым в рамках служебных обязанностей.


Сергею захотелось выпалить всё как можно скорее, но он вспомнил свою «роль» и медленно начал свой «рассказ».


— Понимаете, у меня небольшая проблема. Завтра утром мне надо очень рано вставать, в половине шестого. А все мои будильники не могут меня разбудить. Я их просто не слышу. Не могли бы вы завтра утром мне позвонить? На телефон у меня хорошая реакция: просыпаюсь быстро.


«Фу!», — перевёл дыхание Сергей, — «Получилось. И мне всё равно, что я сейчас услышу!»


— Ладно, говорите номер, — отозвалось в трубке.


Сергей назвал, хотя уже был готов повесить трубку.


— Хорошо, позвоню.


Сергей не верил своим ушам. Мало того, что у него получилось всё сказать, ему ещё и не отказали. Он молчал и не вешал трубку.


— Что-нибудь ещё?


— Да… — ему хотелось ещё успеха, — можно с вами поговорить?


— Ну, давайте попробуем, — голос уже не казался таким официальным.


— А я не буду вам мешать?


— Пока нет. Сейчас мало звонков.


— Как вас зовут?


— Меня Оля, а вас?


— Сергей.


— Очень приятно.


— Мне тоже.


— А почему вы не ложитесь спасть?


— Вы знаете, просто хочется с кем-нибудь поговорить. А то просто так ложиться, как-то грустно. А вы там не засыпаете на работе?


— Нет. Я перед ночной днём посплю. А потом и не дают заснуть: звонки до самого утра.


— А что спрашивают?


— В основном вокзалы, аэропорт, больницы. Иногда организации. Что им в такое время нужно?.. А иногда просто так, всякие маньяки звонят…


— Такие как я?


— Нет, вы совсем другое. А те — сразу ясно, что им нужно.


— И что же?


— Говорят, ты только говори что-нибудь, мне лишь бы женский голос слышать. Фу, аж противно! Я сразу трубку вешаю.


— Да, не самое приятное…


— Сергей, а сколько вам лет?


— А как вы думаете?


— Ну, судя по голосу… Может быть 24?


Сергей был поражён. Она ошиблась, и на много. Через пару месяцев ему исполнилось бы 18. Может, перестарался с голосом? Но иначе нельзя было. Иначе не получилась бы нормальная речь.


— Ну, почти угадали, 23. А вам?


— А мне 22.


— Оля, а вам нравится ваша работа?


— Сергей, давайте на «ты»?


— Хорошо, попробую. Тебе нравится твоя работа?


— Да ничего, нормальная работа. Я просто не думала над тем, что надо что-то интересное искать. Тут и с людьми общаешься, и коллектив большой, подруг много. В общем, меня устраивает.


— Оля, а вот я тут линию занимаю, остальные дозвониться не могут?


— Вообще-то да. Давай я тебе дам номер телефона, ты перезвонишь, и мы сможем дальше разговаривать, не занимая линию.


Она дала номер. Сергей положил трубку.


Ощущение полёта! За спиной крылья! Новая знакомая, и по телефону! Там, где надо только говорить — то, что у него всегда плохо получалось. Нет, что говорить — он всегда знал, а вот как… В школе, в основном, все привыкли. У учителей хватало терпения слушать его потуги у доски. Никто никогда не показывал своего нетерпения или раздражения. Просто вызывали к доске и предоставляли время. Что скажешь, то скажешь. Только одна пожилая химичка, желая «облегчить» страдания ученика, вместо ответа у доски заставляла его писать устный ответ на бумаге. Сергея это злило. Мало того, что он не хотел, чтобы его таким образом выделяли из всего класса, но и ответ на бумаге нельзя было исправить, выкрутиться, когда не знаешь точно, что говорить.


А сегодня просто праздник! Сергей говорил так, как говорят нормальные люди. Он не боялся, что не сможет произнести какое-нибудь слово. А всё потому, что постоянно говорил, как бы не своим голосом, понижая его тембр и замедляя ритм. Это действительно был успех! Впервые за последние одиннадцать лет он свободно без заикания разговаривал. И с кем!? С девушкой! Обычно такие разговоры вызывали максимум волнения, тем более, если это касалось его самого. Он без труда мог, в игривой форме заговорить с девушкой, если основная цель была познакомить с ней товарища, находящегося рядом и не способного связать двух слов. Тогда Сергей тараторил без умолку, а потом, в нужный момент испарялся, оставляя их наедине. Его это не касалось, а значит, не волновало, а значит — никаких эмоций, ничего личного. Но когда что-либо было очень важно для него, где-то в нижней части лица происходило что-то странное: мышцы сковывало, некоторые слова вообще отказывались выходить наружу. В лёгких случаях надо было просто надавить, и тогда проблемное слово со скрежетом и стуком вылетало наружу, и продолжало звенеть посторонними звуками в воздухе. В более тяжёлых случаях, натыкаясь на подобные проблемы, приходилось заменять слово синонимами, в которых не было сложных сочетаний согласных. А ещё, помогало ругаться матом. Вставляешь пару крепких словечек в свою речь, и после них любое слово вылетает легко и чётко. Только не везде так можно. Тогда приходилось «вспомогательные» слова произносить не в голос, а одними губами.


Но самое неприятное для окружающих, наверное, и для самого Сергея было то, что его речь всегда сопровождалась ужасными гримасами. Лицо постоянно искажалось какими-то судорогами. И даже если на слух слово произносилось нормально, это сопровождалось ужасным зрелищем. Именно в этом телефон был спасением. Можно было сосредоточиться на звуке и совсем не заботиться о своём внешнем виде.


Сергей набрал номер.


— Это я.


— А я тут уже успела клиента обслужить.


— Оля, а ты замужем?


— Да. Полгода назад поженились.


— Ох, как ты поторопилась!


— Ты так считаешь?


— Да нет, шучу. Просто рано вроде бы.


— Мы давно собирались. Он только из армии пришёл, мы и поженились.


— Так он младше тебя?


— Да, на два года.


— И ты его из армии ждала?


— Да. Письма каждую неделю писала. И ездила один раз.


— Эх, завидую я ему. Хотел бы… — Сергей осёкся. — Хотел я, чтобы меня так ждали, а никто не ждал. И не писал.


— У тебя что, не было девушки до армии?


— Не было. Не получилось обзавестись.


— Да, это плохо. Муж рассказывал, как был счастлив, когда получал от меня письма.


— И у тебя никого не было, пока он служил?


— Нет. Это же не хорошо! Он же надеется!


— Да, сейчас это большая редкость, чтобы девушка ждала. Очень ст…т…


Сергей ударил по рычагу. Опять заклинило! Забылся! Тьфу! «Всё хорошо, — начал успокаивать себя он, — не надо всё на себя примерять, не забывай, что ты «в прямом эфире», возможности расслабляться и допускать ошибки, нет». Он снова набрал номер.


— Что-то прервалось.


— Я так и поняла. Уже сама хотела тебя набирать.


— А ты что, мой номер знаешь?


— Ты же сам мне его сказал!


— Точно. Я уже и забыл, — они рассмеялись.



Так прошло несколько часов.


Они успели поговорить о многом: о музыкальных вкусах, Сергей включал свою любимую музыку и надевал на микрофон трубки большие наушники; о любимых книжках и стихах. Сергей читал Оле свои любимые стихи. Странно, но это было труднее делать, чем просто разговаривать. В этих стихах было что-то, что не могло ни задеть. Однажды он даже хотел прекратить читать, придумав какой-то повод, но Оля настояла, чтобы он продолжал.


«Вот и всё, — подумал Сергей. — А теперь без дублей, начисто». Он набрал в лёгкие побольше воздуха и почти пропел стихотворение. На другом конце провода — тишина.


— Ты чего молчишь?


— Какой у тебя красивый голос!


Сергей чуть не выронил трубку. В горле встал комок, а глаза налились тяжёлым.


— Мне никто никогда такое не говорил.


— Ну и зря. Это действительно так. И это нельзя не заметить. Все, наверно, замечали, только непонятно, почему не говорили.



— Ну что, Серёжа, пора мне тебя будить уже.


Сергей взглянул на часы.


— Неужели мы с тобой проболтали всю ночь!?


— Как видишь. Вот, теперь ты не отдохнул, и будешь меня за это проклинать.


— Что ты глупости говоришь?! Это была самая классная ночь в моей жизни!


— А ты ещё позвонишь?


— Конечно. А когда ты работать будешь?


— После завтра утром.


— Обязательно позвоню.


— Вот тебе номер, поднимут трубку — ты позови Величко, и мы с тобой поговорим.


— Хорошо, обязательно позвоню.


— Ну всё, пока. Иди умывайся, завтракай.


— Хорошо. Пока.


— Что ты трубку не кладёшь?


— Не знаю. Жду, чтобы ты положила.


— Я не буду первая класть, клади ты.


— Хорошо, но мне это будет тяжело.


Подержав ещё немного двумя руками, Сергей положил трубку. Никуда идти не хотелось… Только к ней! В его жизни появился дорогой ему человек. Так неожиданно, внезапно. Такой долгожданный и желанный. Это счастье, это праздник! Они не расстались, потому что в голове у Сергея продолжал звучать её голос. Он ощущал её присутствие рядом.


Никому об этом нельзя было рассказать — никто бы не понял. «Ты ж её не видел, вдруг уродина какая». «У неё муж — не погулять нормально, не развлечься». Никому не объяснить, что это всё не главное. Главное — живой настоящий человек — его девушка.. Теперь у него есть девушка! Она лучше всех! Лучше, чем безликие, невпопад молчащие и улыбающиеся, раскрашенные во все цвета радуги кикиморы, с которыми его приятели появлялись на дискотеках. Она лучше тех высокомерных фифочек, к которым ни на чём не подъедешь. Она лучше тех «милашек», которые проводят с тобой время только потому, что рядом нет кого-нибудь более подходящего по размеру кошелька, и как только он появляется, ты становишься скучным и не нужным. Она лучше всех!


Весь день Сергей не чувствовал земли под ногами. Он думал о ней, слышал её голос, разговаривал с ней. Вечером желал ей спокойной ночи. А на утро, отступив минут десять от начала смены, позвонил.


— Привет, — сказал Сергей, когда девушка подошла к телефону, сказал таким же низким и тихим голосом, как и раньше, но уже со счастливой улыбкой, которую невозможно было удерживать и скрывать.


— Привет, Серёженька!


От этого обращения у него закружилась голова.


— Я рад тебя слышать! — почти пьяный сказал он.


— Я тоже очень рада. Я о тебе думала вчера весь день. Ну как, ты успел утром на работу?


— Да успел…


— Вот и хорошо, — перебила его Оля. — А я сегодня уже успела договориться. Завтра я опять заступаю в ночь. Ты же мне позвонишь?


— Конечно, позвоню, — Сергей никак не мог собраться с мыслями. — Я просто не ожидал, что у нас с тобой ещё так получится.


— Было бы желание. Ты хочешь?


— Очень.


— И я.



На следующий вечер Сергей не знал, чем себя занять до того времени, как Оля заступит на дежурство. В назначенный час он позвонил.


Оля была рада. Она наговорила Сергею много приятных слов о том, что она раньше не любила ночные смены, а теперь сломя голову бежит на работу. О том, что ей очень нравятся их разговоры по телефону, и что она раньше никогда бы не подумала, что вот так по телефону можно познакомиться и это будет так хорошо.


Сергей слушал и улыбался. Он благодарил судьбу за то, что в его достаточно скучной и однообразной жизни появился близкий человек, что теперь его сердце обрело то, о чём уже давно мечтало.


— Что-то ты сегодня не такой как в прошлый раз, какой-то грустный, — заметила Оля.


— Да ничего особенного, просто не успел поужинать.


— Как это не успел? А где ты ужинаешь?


— В столовой институтской, тут у нас рядом.


— А дома что, ничего нет?


— Да вроде ничего. Подожди, я пойду посмотрю.


— Только пачка макарон, когда-то покупал. И больше ничего, — сказал Сергей вернувшись.


— Так свари их.


— Да ладно, ничего страшного. Завтра утром схожу позавтракаю.


— Нет, не ладно! Иди вари!


— Оль, если честно, я и не умею их варить.


— Что тут уметь?! Я тебе расскажу. Кипятишь воду, посолишь её, бросишь макароны, и пусть варятся, пока мягкими не станут. Попробуешь. Когда будут готовы, воду сольёшь, и промоешь их. Положишь масло и всё. Масло-то есть?


— Нету.


— Ну, тогда без масла.


— Да ну, это целое дело. Давай лучше поболтаем.


— Нет. Я сейчас положу трубку, а ты иди вари. И не звони мне, пока не сваришь! Эх, если б не работа, сама бы приехала к тебе и сварила!


— Вот-вот. Может как-нибудь потом приедешь и сваришь, а я их приберегу до того момента?


— Нет! Иди вари! Я кладу трубку!.. Идёшь?


Сергей улыбнулся её последнему слову, вздохнул и согласился.


Через несколько минут он уже сидел на диване с кастрюлей макарон на коленях и ложкой ел их. А свободной рукой набирал номер Оли. Макароны не были вкусными, но к ним прикасалась Оля, пусть даже не физически, а издалека, своей волей. Сергей понимал, что их приготовила она, и ел с большим аппетитом.


— Ну как, теперь ты сытый и добрый?


— Да, спасибо тебе. Это ты меня накормила.


— Разве ж это «накормила»? Вот надо бы действительно к тебе приехать и приготовить что-нибудь вкусненькое.


— Ой, приезжай, конечно! Вообще, я думаю, нам уже давно пора встретиться.


Немного помолчав, она ответила:


— Нет, встречаться мы с тобой не будем.


— Почему?


— Я не могу. Я же замужем.


— Ну и что? Мы же с тобой разговариваем. Регулярно. И хотим этого. Это же что-то значит?


— Нет, разговаривать — это одно, а встречаться — это уже я буду изменять мужу. А я этого не хочу.


— Ну ладно, вздохнув, сказал Сергей, — наверное, ты права. В конце концов, он оказался раньше меня.


— Да… к сожалению… Спасибо, Серёжа, что ты меня понимаешь.


— К сожалению?!. Так может можно всё изменить?


— Нет! Забудь! Это я так… Вырвалось. Давай не будем об этом.


Потом, уже к середине ночи в их разговоре произошло ещё одно немаловажное событие:


— Серёжа, я хочу тебе что-то сказать, — её голос понизился и стал каким-то загадочным.


— Говори.


— Я тебя люблю, — еле слышно прошептала она после небольшой паузы.


— Что, что? Что ты сказала?


— Ты не услышал?


— Нет, скажи погромче.


— Не скажу. Раз не услышал, значит и не надо.


У Сергея сердце выскакивало из груди. Эти слова он слышал впервые в свой адрес.


— Я тебя тоже, — прошептал он.


Оля молчала.


— Ты чего молчишь?


— Я плачу…


— Почему?


— Мне хорошо.



Через несколько дней Сергею надо было уезжать в командировку на неделю. Оля огорчилась, сказав, что не сможет целую неделю не слышать его голос. Он пообещал ей, что позвонит.


И позвонил.


Она смеялась, говорила, что подружка на работе ей завидует. Говорила, что теперь несколько дней будет ходить гордая оттого, что он ей позвонил из другого города. Говорила, что очень ждёт его возвращения и уже готовит ночную смену.


Они разговаривали не только ночью. Оля иногда звонила и из дома, когда муж был на работе.


Однажды она сказала Сергею, что беременна.


— А муж знает? — спросил он.


— Нет, я решила тебе первому сказать.


Периодически Сергей заводил разговор о том, чтобы встретиться. Оля наотрез отказывалась, но со временем её сопротивление угасало.


Однажды ему всё же удалось добиться разрешения встретить её после работы.


Было начало апреля, поздний вечер. Сергей сидел на скамейке, слегка выпивший «для храбрости», с тремя гвоздиками в руках. Он ждал Олю, но никого не было. Только однажды молодая пара прошла мимо. От нервного напряжения гвоздики одна за другой ломались в его руках.


Когда они созвонились в следующий раз, Оля объяснила, что в тот вечер её пришёл встречать муж.


— Значит, это были вы?


— Да. И я тебя заметила…


— Оля, давай встретимся ещё раз.


— Может всё-таки не надо? Ни к чему хорошему это не приведёт. Нам же так хорошо с тобой просто общаться!


Сергей настаивал, говоря, что очень хочет, что достаточно просто увидеть, прикоснуться… И Оля согласилась.



Майские праздники. Солнечный день. Сергей стоит с цветами перед входом в здание, где работает Оля. После назначенного времени оттуда начали выходить люди. Оля рассказала Сергею, как она выглядит, поэтому Сергей внимательно вглядывался в каждую девушку, выходившую из дверей. Так он простоял около часа. К нему никто не подошёл. Из всех вышедших тогда из здания, только две девушки были похожи на описание Оли. Первая вышла в паре с подружкой. Она была красивая, но, как говорится, слишком гордая. Она даже не смотрела в сторону Сергея, хотя тот уже ринулся ей навстречу. Вторая вышла с двумя спутницами под ручку. Она была не так симпатична, как первая, всё время смотрела себе под ноги и кивала на то, что говорили ей подружки. Сергей опять напрягся, ожидая, что она подойдёт к нему, но этого не произошло.


На следующий день он позвонил ей на работу.


— Я приходил вчера…


— Я знаю, я тебя видела. Ты был такой торжественный, с цветами…


— А почему же ты не подошла?


— Не знаю. Не смогла.


— Скажи, ты же выходила не одна из здания?


— Вы шли вдвоём или втроём?


— Втроём.


— Тогда я тоже тебя видел.


— Ну и как я тебе?


— Ну… — Сергей запнулся. Он не знал, что ответить. Та девушка ему понравилась меньше.


— Всё ясно, — прервала Оля, — можешь не продолжать, — и повесила трубку.


Сергей некоторое время слушал гудки в телефоне. Всё пропало, он всё испортил!


Он снова набрал номер и попросил пригласить Олю. Но её как подменили.


— Я говорила тебе, что нам не надо было встречаться?! Вот так и получилось. Не надо больше мне звонить.


— Подожди, ты неправильно меня поняла…


— Я не хочу слушать никакие объяснения. Ты сейчас будешь мне врать. Лучше не надо.



Всё. Всё было потеряно. Сергей долго не мог себе это простить. В тот момент он не мог скрыть свою зависимость от стереотипов: девушка, на которую можно обратить внимание, должна быть такой и такой. А если что-то не подходит, то это уже не то. Его сердце осталось обделённым, потому что глаза не дали одобрение.


Пройдёт много лет, но Сергею часто будет сниться, что с ним рядом находится человек, который его также понимает, чувствует и любит, как это делала Оля.

Ответить

  Нет сообщений • Страница 1 из 1

Вернуться в Проза



Кто сейчас на сайте

Зарегистрированные пользователи: Yahoo [Bot]

Вывоз земли и грунта егорьевск Коломна zlotnikoffstroy.ru/materials/grunt/.