Цитата мудреца

Голосование

Курите ли Вы?
 
Система Orphus. Если вы заметили ошибку на сайте, нажмите сюда.
Загружается, подождите...
Начало сайта Материалы сайта Религия Интересная информация
Версия для слабовидящих
Версия для печати

Выдержки из книг К. Кастанеды

Информация (факты, статьи, выдержки) так или иначе связанная с религией
  Сообщений: 49 • Страница 3 из 51, 2, 3, 4, 5

Выдержки из книг К. Кастанеды

Вступление


В 1992 году я впервые увидел первые три книги Карлоса Кастанеды. До этого я слышал эту фамилию и, не задумываясь, купил их. Прочитав их, мне захотелось читать дальше, и тут, по какой-то чудовищной «случайности» оказалось, что у моего знакомого есть ВСЕ книги Кастанеды, но в «самиздате». Это его реликвия, которую несколько лет назад он заказывал в Москве.


Читая эти книги, я не удержался, чтобы не делать себе пометки, выписывать понравившиеся моменты. Они долго хранились в рукописном виде, и только теперь я решил набрать это и выставить в сети. Материалов о Кастанеде в интернете достаточно, но мне хотелось иметь эти выдержки на своём сайте. Эти книги сыграли большую роль в формировании моего мировоззрения, и поэтому, в переписках и обсуждениях мне будет проще ссылаться на отдельные места.


Теперь о тексте. Поскольку книги, из которых я делал выписки, не были официальным изданием, я не могу ссылаться на страницы. Для хотя бы какой-то связи с первоисточником я оставил заголовки частей. Но даже это не может быть абсолютно точными ссылками, т.к. переводы всех изданий отличаются друг от друга. Принимая это во внимание, при желании, можно найти эти места в текстах любого издания.


Одна выдержка от другой отделяется горизонтальной линией. Текст в [квадратных скобках] — мои комментарии. Курсивом выделены слова, которые имеют отличное от общепринятого значение.


Прошу прощения за столь длинный документ. Не хотелось делить его на части.


1. Учение Дона Хуана: путь знания индейцев Яки


— Я хочу иметь союзника, но я также хочу узнать всё, что смогу. Ты сам говорил, что знание — это сила.


— Нет, сила зависит от того, какого вида знанием ты владеешь. Какой прок от знания вещей, которые бесполезны?



Человек идёт к знанию так же, как идёт на войну: полностью проснувшись, со страхом, с уважением и с абсолютной уверенностью. Идти к знанию или идти на войну как-либо иначе — ошибка; кто совершает её, будет всю жизнь сожалеть о сделанных шагах.



— Есть и другие пути. А её ловушка как раз в том, чтобы заставить тебя поверить, что её путь — единственный. Я говорю, что бесполезно тратить всю свою жизнь на один единственный путь, особенно если этот путь не имеет сердца.


— Но как ты знаешь, дон Хуан, что у пути нет сердца?


— Это всякий узнает. Беда в том, что никто не задаёт вопроса; и когда человек, наконец, поймёт, что выбрал путь без сердца, этот путь уже готов убить его. Вот тут лишь очень немногие способны прекратить свои сомнения и оставить его.


— С чего мне начать, чтобы должным образом задать себе этот вопрос?


— Просто задай его.


— Так есть ли какой-то верный метод, чтобы не обмануть самого себя и не принять за «да» действительное «нет»?


— А зачем тебе лгать самому себе?


— Может быть потому, что в этот момент путь будет казаться приятным и радостным.


— Чепуха. Путь без сердца никогда не бывает радостным. Тяжкий труд нужен, чтобы вступить на него. А вот путь с сердцем лёгок. Тебе не придётся работать, чтобы любить его.

2. Отдельная реальность


Только «треснутый горшок» может попытаться стать человеком знания своими собственными силами. Трезвомыслящего человека приходится вовлекать обманом.



Знание — это сила. И если человек встал на дорогу знания, он больше не отвечает за то, что может случиться с людьми, которые входят с ним в контакт.



Мы не видим смерти, которая остаётся на том месте, где умер один из окружающих нас людей; мы можем догадываться о ней, но мы никогда её не видим.



По-моему те, кто думают, что они выше животных, живут хуже, чем животные. Работают без отдыха. Я бы сказал, живут для того, чтобы пахать, как мул.



Нельзя околдовать человека, чтобы он обрёл мужество. Мужество — это нечто личное. Околдовывают для того, чтобы сделать людей безвредными или больными, или идиотами. Нельзя околдовать так, чтобы получить воина. Чтобы быть воином, надо быть кристально чистым.



Можно настаивать, по-настоящему настаивать, даже если мы знаем, что то, что мы делаем — бесполезно. Но прежде мы должны знать, что наши действия бесполезны, и всё же действовать так, как если бы мы не знали. Это контролируемая глупость мага.



… После скудной паузы он сказал, что никто никогда не унижал меня, и это было причиной того, что я не был плохим.


— Ты ещё не терпел поражения, — сказал он.


Он объяснил, что «потерпеть поражение» было условием жизни, которое было неизбежно. Люди или побеждают, или терпят поражение, и, в зависимости от этого, они становятся преследователями или жертвами. Эти два условия преобладают, пока человек не начинает видеть; видение рассеивает иллюзию победы, поражения или страдания. Он добавил, что я должен учиться видеть, пока являюсь победителем, чтобы избежать образования любых воспоминаний о том, что был когда-то унижен.



Ты должен терпеливо ждать, зная, что ты ждёшь, и, зная, кого ты ждёшь. Это путь воина. И если это связано с выполнением твоего обещания, то ты должен отдавать себе отчёт в том, что выполняешь его. Потом придёт время, когда ожидание закончится, и ты не должен будешь больше соблюдать своё обещание.



Только воин может выжить. Воин знает, что он ждёт, и знает, кого он ждёт; и пока он ждёт, он ничего не хочет, поэтому какую бы маленькую вещь он ни получил, она больше, чем он может взять. Если он хочет есть, он найдёт путь, потому что он не голоден; если что-либо ранит его тело, он находит способ, чтобы остановить это, потому что не страдает от боли. Быть голодным или страдать от боли означает, что человек сдался и больше не воин; и сила его голода и боли уничтожает его.



Потакание себе путём отказа от чего-то хуже всего; оно заставляет нас верить, что мы совершаем великие дела, тогда как в действительности мы просто застыли внутри себя.


Воля — это то, что заставляет тебя побеждать, когда твои мысли говорят тебе, что ты побеждён. Воля — это то, что делает тебя неуязвимым.



То, что ты сам называешь волей — это характер и крутой нрав. То, что маг называет волей — это сила, которая выходит изнутри и прикрепляется к внешнему миру. Она выходит через живот, прямо здесь, где находятся светящиеся волокна.



Тщательно следи за всем, что делаешь. Та самая вещь, которая может помочь тебе развить свою волю, находится среди всех тех мелочей, которые ты делаешь.


Если человек видит, то он не должен жить как воин или как кто-нибудь ещё, так как он может видеть вещи такими, какие они есть в действительности, и соответственно направлять свою жизнь. Но, принимая во внимание твой характер, я сказал бы, что можешь никогда не научиться видеть, и в этом случае тебе придётся прожить всю жизнь как воину.



Пугающая природа знания не оставляет никакой альтернативы — только стать воином.


Каждая капля знания, которая становится энергией, имеет своей центральной силой смерть. Смерть делает завершающий мазок, и всё, чего она касается, действительно становится силой.


Таким образом, чтобы быть воином, человек должен, прежде всего, — и правильно, что это так — остро сознавать свою собственную смерть. Но озабоченность смертью заставить любого из нас фокусироваться на самом себе, а это ослабляет. Поэтому следующая вещь, которая необходима, чтобы стать воином — это отрешённость. Мысль о неминуемой смерти, вместо того чтобы стать навязчивой идеей, перестаёт играть роль.


— Теперь ты должен отрешиться, — сказал он.


— Это невозможно. Я не хочу быть отшельником.


— Быть отшельником — это потакание себе, и я никогда не имел этого в виду. Отшельник не отрешён, так как он сознательно предаётся отшельничеству. Только мысль о смерти делает человека достаточно отрешённым, так, что он не может предаваться чему-либо. Человек такого сорта, однако, ничего не жаждет, потому что приобрёл молчаливую страсть к жизни и ко всем вещам жизни. Он знает, что его смерть охотится за ним и не даст ему времени привязаться к чему-либо, поэтому он испытывает без алчности всё и вся.


Отрешённый человек, который знает, что у него нет возможности отбиться от своей смерти, имеет только одну вещь, чтобы поддерживать себя — силу своих решений. Он должен быть, так сказать, хозяином своего выбора. Он должен полностью понимать, что его выбор — это его ответственность, и если однажды он сделал его, то нет больше времени для сожалений или упрёков. Его решения окончательны просто потому, что его смерть не позволяет ему привязаться к чему-либо.


Когда воин приобрёл терпение, то он на пути к своей воле. Он знает, как ждать. Его смерть загадочным образом советует ему, как выбирать, как жить стратегически.



Воин никогда не доступен; он никогда не стоит на дороге, ожидая, что его стукнут по голове. Так о сводит к минимуму свои шансы к непредвиденному. Того, что ты называешь случайностью, в большинстве случаев очень легко избежать, если не быть идиотом и не жить спустя рукава.



Магия — это значит приложить свою волю к ключевому звену. Магия — это вмешательство. Маг идёт и находит ключевое звено во всём, на что хочет воздействовать, а затем прилагает туда свою волю. Магу не надо видеть, чтобы быть магом. Всё, что ему надо знать, так это как пользоваться волей.



— Твоя беда в том, что ты смешиваешь мир с тем, что делают люди. Каждый из нас так делает. Вещи, которые делают люди, являются щитами против сил, которые нас окружают. То, что мы делаем как люди — это только щиты, и мы позволяем им господствовать и попирать нашу жизнь. Я мог бы сказать, что для человечества то, что делают люди, значительней и важнее самого мира.


— Что ты называешь миром?


— Мир — это всё, что заключено здесь, — сказал он и топнул по земле. — Жизнь, смерть, люди, союзники и всё остальное, что окружает нас. Мир не постижим. Мы никогда не сможем понять его, мы никогда не разгадаем его тайны. Поэтому мы должны относиться к нему как к тому, чем он является, как к чудесной загадке! Однако обычный человек не делает этого. Мир никогда не является для него загадкой, и когда он приближается к старости, то обнаруживает, что больше жить незачем. Старый человек не исчерпал мира. Он исчерпал только то, что делают люди. Но в своём глупом замешательстве он верит, что в мире нет больше загадок. Вот ужасная цена, которую приходится платить за наши щиты! Воин осознаёт эту путаницу и учится относиться к вещам правильно. Вещи, которые делают люди, ни при каких условиях не могут быть важнее мира. Поэтому воин относится к миру, как к бесконечной тайне, а к тому, что делают люди, как к бесконечной глупости.


3. Путешествие в Икстлан


3.1. Мир соглашается


Он отметил, что любой, кто входит в контакт с ребёнком, является учителем, который непрерывно описывает ему мир до тех пор, пока ребёнок не начнёт воспринимать мир так, как он описал. Согласно дону Хуану, мы не сохраняем в памяти этого поворотного момента просто потому, что никто из нас не имеет никакой точки соотнесения для того, чтобы сравнить его с чем-либо ещё. Но с этого момента ребёнок становится членом. Он знает описание мира, и его членство становится полным, когда он приобретает способность делать все должные интерпретации восприятия, которые, подтверждая это описание, делают его достоверным.


В самом деле, реальность мира, который мы знаем, считается настолько сама собой разумеющейся, что основное положение магии, состоящее в том, что наша реальность является просто одним из многих описаний, едва ли может быть принято всерьёз.



Испуг никогда никого не калечит. Что калечит дух, так это когда у тебя на спине всё время сидит кто-то, кто колотит тебя и говорит, что следует делать, а что не следует.

3.2. Стирание личной истории



Дон Хуан сказал, что каждый, кто знал меня, имел обо мне свою идею, и что я питал эту идею всем, что я делал.


— Разве ты не видишь? — спросил он. — Ты должен обновлять свою личную историю, говоря своим родителям, своим родственникам и своим друзьям обо всём, что ты делаешь. С другой стороны, если у тебя нет личной истории, то никаких объяснений не требуется, никто не сердится, никто не разочаровывается в твоих поступках. И более того, никто не пришпиливает тебя своими мыслями.



— Мало-помалу ты должен создать туман вокруг себя. Ты должен стирать всё вокруг себя до тех пор, пока ничего нельзя будет считать само собой разумеющимся, пока не останется ничего гарантированного или реального. Твоя проблема в том, что ты слишком реален. Твои усилия слишком реальны. Твои настроения слишком реальны. Не считай вещи настолько настоящими. Ты должен начать стирать себя.



— Начни с простых вещей. Не говори никому, что ты в действительности делаешь. Затем ты должен оставить всех, кто тебя хорошо знает. Таким образом, ты создашь туман вокруг себя.


— Но ведь это абсурд! Почему люди не должны меня знать? Что в этом плохого?


— Плохо здесь то, что если они однажды тебя узнали, ты становишься чем-то само собой разумеющимся, и, начиная с этого момента, уже не можешь разрушить оковы их мыслей. Лично я люблю полную свободу — быть неизвестным. Никто не знает меня с застывшей уверенностью, так, как люди знают, например, тебя. Когда не имеешь личной истории, ничто из твоих слов не может быть принято за ложь. Твоя беда в том, что тебе приходится неизменно объяснять всё любому, и в то же время ты хочешь удержать свежесть и новизну того, что ты делаешь. А поскольку ты не можешь сохранить свою увлечённость после того, как ты объяснил всё, что ты делаешь, ты лжёшь для того, чтобы идти дальше.

3.3. Потеря собственной важности



— Ты принимаешь себя слишком всерьёз, ты слишком важен в своих собственных глазах. Это должно быть изменено. Ты так чертовски важен, что чувствуешь себя вправе раздражаться всем. Ты так чертовски важен, что можешь позволить себе уйти, если обстоятельства складываются не так, как тебе хотелось бы. Я полагаю, ты думаешь, что всё это показывает, что ты имеешь характер. Это чепуха! Ты слаб и самодоволен!

3.4. Смерть — это советчик



Смерть наш вечный компаньон. Она всегда слева от нас на расстоянии вытянутой руки. Она наблюдала за тобой, и она всегда будет наблюдать, до того дня, когда она тебя коснётся.



Когда ты неспокоен, следует повернуться налево и спросить совета у своей смерти. Невероятное количество мелочей свалится с тебя, если твоя смерть сделает тебе жест, или если ты заметишь её отблеск, или если у тебя просто появится чувство, что твой компаньон здесь и ждёт тебя.


Смерть единственный мудрый советчик, которого мы имеем. Когда бы ты ни чувствовал, как ты это чувствуешь обычно, что всё идёт не так, как надо, и что ты вот-вот пропадёшь, повернись к своей смерти и спроси её, так ли это? Твоя смерть скажет тебе, что ты ошибаешься, что в действительности ничто, кроме её прикосновения не имеет значения. Твоя смерть скажет тебе: «Я ещё не коснулась тебя».


3.5. Принятие ответственности


Когда человек решает что-либо делать, он должен идти до конца. Но он должен принимать ответственность за свои действия. Вне зависимости от того, что именно он делает, он должен, прежде всего, знать, почему он это делает. И затем он должен действовать, не имея никаких сомнений или сожалений по поводу своих поступков.



У меня нет никаких сомнений или сожалений. Всё, что я делаю, является моим решением и ответственностью. Смерть преследует меня. Поэтому у меня нет места для сомнений или сожалений. Ты, с другой стороны, чувствуешь, что бессмертен. А решения бессмертного человека могут быть изменены, о них можно сожалеть или подвергнуть сомнению. В мире, где охотится смерть, мой друг, нет времени для сомнений и сожалений. Время имеется только для того, чтобы принимать решения.


3.7. Быть недоступным


Когда ему удобно, охотник прячется от силы, накрыв себя и, оставаясь неподвижным, пока сумерки не минуют, и сила не окутает своей защитой, как кокон. Охотник может оставаться на открытом месте, и никакая пума, никакой койот или слизняк не смогут потревожить его. Если охотник, наоборот, хочет быть замеченным, то всё, что он должен сделать, это встать на вершине холма в сумерках, и сила будет гоняться за ним и искать его всю ночь. Поэтому, если охотник хочет всю ночь путешествовать или оставаться бодрствующим, он должен сделать себя доступным ветру. В этом секрет великих охотников. Быть доступным или недоступным на нужном повороте дороги.



Ты должен уйти с середины шоссе, по которому идут машины. Ты весь там, поэтому нет смысла прятаться. Ты весь там, поэтому ты будешь только воображать, что спрятался. Находиться на середине дороги, означает, что каждый прохожий наблюдает за тем, как ты приходишь и уходишь.



… Важно, что ты её [девушку] всюду искал; это делает её особым человеком в твоём мире. А об особых людях мы должны говорить только хорошо.



Искусство охотника состоит в том, чтобы быть недостижимым. В случае с блондинкой это значит, что ты должен был стать охотником и встречать её осторожно, не так, как ты это делал. Ты оставался с ней день за днём, пока единственным оставшимся чувством не стала скука.


Быть недостижимым означает, что ты касаешься мира вокруг себя с осторожностью. Ты не съедаешь пять куропаток, ты съедаешь одну. Ты не калечишь растения только для того, чтобы сделать жаровню. Ты не подставляешь себя силе ветра, если это не является необходимым. Ты не используешь людей и не давишь на них до тех пор, пока они не сплющатся в ничто, особенно те люди, которых ты любишь.


Охотник знает, что он заманит дичь в свои ловушки ещё и ещё, поэтому он не тревожится. Когда ты тревожишься, ты в отчаянии цепляешься за что-нибудь. А как только ты за что-нибудь уцепишься, ты уже на пути к тому, чтобы истощить себя и того или то, за что ты цепляешься.


Быть недостижимым не означает прятаться или быть скрытным. Точно так же это не означает, что ты не можешь иметь дела с людьми. Охотник пользуется своим миром бережно и с нежностью, будь это мир вещей, растений, животных, людей или силы. Охотник интимно обращается со своим миром, и всё же он недостижим для этого самого мира. Он недостижим потому, что он не выжимает свой мир до бесформенности. Он касается его слегка, остаётся там столько, сколько ему нужно, и затем быстро уходит, не оставляя следов.


3.8. Разрушение распорядка жизни


Быть охотником не означает просто ловить дичь. Охотник ловит дичь не потому, что ставит ловушки или знает распорядок своей жертвы, а потому, что сам не имеет распорядка. В этом его преимущество. Он совсем не таков, как те животные, за которыми он охотится, закабалённые прочным распорядком и предсказуемыми поворотами. Он свободен, текуч, непредсказуем.


3.9. Последняя битва на земле


Используй свою смерть, сфокусируй своё внимание на связи между тобой и ей. Без сожалений, без печали и без озабоченности. Сфокусируй своё внимание на том факте, что у тебя нет времени, и пусть твои поступки текут в соответствии с этим. Пусть каждый из твоих поступков будет твоей последней битвой на земле. Только при таких условиях твои поступки будут иметь законную силу. Иначе, сколько бы ты ни жил, они будут поступками боязливого человека.


3.10. Стать доступным силе


Различие между охотником и воином состоит в том, что воин находится на своём пути к силе, в то время как охотник о ней ничего не знает, или почти ничего.


3.12. Битва силы


Смерть всегда ждёт, и когда сила воина исчезает, смерть просто дотрагивается до него. Поэтому отправляться в неизвестное без всякой силы глупо. Найдёшь только смерть.


3.13. Последняя стоянка воина


Вершина этого холма, та же, что и сейчас, будет местом твоего последнего танца. Это место твоей последней стоянки. Ты умрёшь здесь, независимо от того, где ты будешь находиться. У каждого человека есть место, чтобы умереть. Место его предрасположения, которое пропитано незабываемыми воспоминаниями, где могущественные события оставили свой след. Место, где он был свидетелем чудес, где ему были открыты секреты, место, где он хранил свою личную силу. Воин имеет обязательство возвращаться назад к месту своего предрасположения каждый раз, как он коснётся силы, чтобы хранить её там. Он идёт туда или пешком, или при помощи сновидения. И, наконец, однажды, когда его время на земле кончается, и он чувствует, что смерть хлопнула его по левому плечу, его дух, который всегда готов, летит к месту его предрасположения, и там воин танцует для своей смерти. Каждый имеет особую позу силы, которую он развивает в течение всей жизни. Это своего рода танец. Движения, которые он совершает под влиянием своей личной силы.


Если сила умирающего воина ограничена, то его танец краток; если его сила грандиозна, его танец величествен. Но вне зависимости от того, мала его сила или величественна, смерть должна остановиться и быть свидетелем его последней стоянки на земле. Смерть не может одолеть воина, который пересчитывает оружие своей жизни в последний раз, пока он не закончит свой танец.



Поза, форма воина, является историей его жизни, танцем, который растёт по мере роста его личной силы.


3.14. Бег силы


Человек знания — это тот, кто честно преодолел трудности учения. Человек, который без спешки и медлительности прошёл в раскрытии секретов личной силы настолько далеко, насколько смог.



Охота за силой — очень странное дело. Нет никакого способа спланировать её вперёд. Именно это в ней интересно. Тем не менее, воин действует так, как будто у него есть план, потому что он доверяет своей личной силе. Он знает наверняка, что она заставит его действовать наиболее подходящим способом.



Ключ к запасённой силе в том, что она может быть использована, только чтобы помочь ещё кому-нибудь накопить силу. Дон Хуан терпеливо объяснил, что он может использовать свою личную силу, когда захочет и на что захочет. Но когда дело доходит до того, чтобы передать её непосредственно другому лицу, это невозможно сделать, за исключением тех случаев, когда это лицо использует её для собственных поисков личной силы.



Воин всегда приводит всё в полный порядок не потому, что верит в то, что выживет в деле, которое собирается предпринять, а потому, что это часть его неуязвимого поведения.


Воин действует так, как будто он знает, что делает, тогда как на самом деле он не знает ничего. Воин неуязвим, если он доверяет своей личной силе, вне зависимости от того, маленькая она или громадная.



Бег силы. Туловище слегка согнуто вперёд, но спина остаётся прямой. Колени слегка согнуты. Бег, поднимая колени почти до груди. Бег силы существует для бега ночью. Следует распрямить большие и указательные пальцы, прижав остальные к ладоням. Бег силы требует, чтобы глаза были направлены в землю прямо перед собой, потому что даже мимолётный взгляд в сторону изменил бы поток движения. Нагибать туловище вперёд необходимо для того, чтобы опустить глаза, а поднимать колени до груди нужно потому, что шаги должны быть очень короткими и безопасными.



— Ты наткнулся на каких-то существ из тех, которые есть в мире, и которые воздействуют на людей. Ты о них ничего не знаешь, потому что никогда с ними не встречался. Я называю их существами ночи потому, что их проще воспринимать в темноте. Они вокруг нас всё время. Днём, однако, их труднее воспринимать потому, что мир знаком нам. А то, что знакомо, имеет прецеденты. В темноте, напротив, всё одинаково незнакомо, и очень мало вещей имеет прецедент, поэтому ночью мы более чувствительны к этим существам.



«Не делать того, что я знаю, как делать» является ключом к силе.


3.17. СтОящий противник


Когда воин встречает своего противника, и противник не является обычным человеком, место встречи становится для воина стоянкой. Это единственное, что делает его неуязвимым.



— Ты хочешь сказать, что мне не нужно ходить на вечеринки?


— Ты можешь идти, куда хочешь, но ты должен полностью принимать на себя ответственность за свой поступок. Воин живёт стратегически. Он будет присутствовать на вечеринке или на собрании подобного рода, только если это входит в его стратегию. Разумеется, это означает, что он будет в полном контроле, и будет выполнять все те поступки, которые считает необходимыми.



Воин никогда не потакает себе. Когда он имеет дело с окружающими людьми, он следует деланию стратегии, и в этом делании нет ни побед, ни поражений. В этом делании есть только действие. Делание стратегии подразумевает, что ты не полагаешься на милость людей.


3.18. Кольцо силы мага


Есть одна вещь, которую ты должен осознать прямо сейчас. Я называю её кубическим сантиметром шанса. Все мы, вне зависимости от того, воины мы или нет, имеем кубический сантиметр шанса, который время от времени выскакивает у нас перед глазами. Различие между обычным человеком и воином состоит в том, что воин понимает это, и одна из его задач — быть наготове и ждать. Поэтому, когда его кубический сантиметр выскакивает, он обладает необходимой скоростью и проворством, чтобы схватить его. Шанс, удача, личная сила, или как ты это ни назови, является особым состоянием дел. Это похоже на очень маленькую палочку, которая выскакивает перед нами и приглашает нас схватиться за неё. Обычно мы слишком заняты, или слишком загружены, или слишком глупы и ленивы для того, чтобы понять, что это наш кубический сантиметр удачи. Воин, с другой стороны, наготове и собран, у него достаточно быстроты и догадливости, чтобы схватить её.


3.20. Путешествие в Икстлан


Только воин может выжить на тропе знания, потому что искусство воина — находить равновесие между ужасом от того, что ты человек, и восхищением, от того, что ты человек.



Ничего нельзя достичь насилием. Если ты хочешь выжить, ты должен быть кристально чистым и полностью уверенным в себе.


3.21. Интервью К. Кастанеды журналу


Подход дона Хуана имеет незнакомый подход, потому что из магической традиции следует, что смерть — это физическое присутствие, которое можно почувствовать и увидеть. Одна из глосс магии такова: смерть стоит слева от вас. Смерть — это беспристрастный судья, который скажет вам правду и даст вам точный совет. Кроме того, смерть не спешит. Она возьмёт вас завтра, или на следующий день, или через 50 лет. Для неё нет разницы. В момент, когда вы вспоминаете, что должны, в конце концов, умереть, вы уменьшаетесь до своих настоящих размеров.


Мне кажется, я не сделал эту идею достаточно зримой. Глосса — «смерть слева от вас» — это не умственное положение в магии, это восприятие. Когда ваше тело нужным образом настроено на мир, и вы поворачиваете глаза влево, вы можете стать свидетелем необычного события — тенеобразного присутствия смерти.


Когда смерть стоит слева от вас, вы должны создать свой мир серией решений. Нет больших и маленьких решений — только решения, которые должны быть сделаны сейчас. И нет времени для сомнений или сожалений. Если я трачу своё время на сожаления о том, что сделал вчера, я уклоняюсь от решений, которые должен принять сегодня.


4. Сказки о силе


4.1. Свидетель действия силы


4.1.1. Свидание со знанием


Самоуверенность воина не является самоуверенностью среднего человека. Средний человек ищет определённости в глазах того, кто на него смотрит и называет это самоуверенностью. Воин ищет неуязвимости в своих собственных глазах и называет это смирением. Средний человек сцеплен с окружающими его людьми, в то время как воин сцеплен только с самим собой. Самоуверенность означает, что ты знаешь что-то наверняка. Смирение включает в себя то, что ты неуязвим ни в поступках, ни в чувствах.



Объяснение магов относительно того, как отбирать тему для сновидения состоит в том, что воин выбирает тему сознательно, удерживая изображение в своём уме, в то время как он выключат свой внутренних диалог. Другими словами, если он способен на какое-то время не разговаривать сам с собой, и затем удерживать изображение или мысль о том, что он хочет увидеть в сновидении, даже если это ему удаётся лишь на секунду, желаемая тема придёт.



Если в чём-то можно добиться успеха, то успех должен приходить легко, с большим количеством усилий, но без стресса или навязчивых идей.



Его [дона Хуана] рекомендацией было не смотреть ни на что прямо, но, слегка раскашивая глаза, удерживать в боковом зрении всё, что попадается на глаза. Он настаивал на том, что если будешь удерживать несфокусированные глаза в точке слегка выше горизонта, то можно замечать сразу всё в почти полном 180-градусном секторе перед глазами. Он заверил, что это упражнение является единственным способом прекратить внутренний диалог.



Воин берёт свою судьбу, какой бы она не была, и принимает её в абсолютном смирении. Он в смирении принимает то, чем он является не для того, чтобы сожалеть, а как живой вызов.



Утешение, гавань, страх — всё это настроения, которым ты научился, даже не спрашивая об их ценности. Как видно, чёрные маги уже завладели всей твоей преданностью.


Окружающие нас люди являются чёрными магами. А поскольку ты с ними, то ты тоже чёрный маг. Подумай на секунду, можешь ли ты уклониться с той тропы, которую они для тебя проложили? Нет. Твои мысли и твои поступки навсегда в их терминологии. Это рабство. Я, с другой стороны, принёс тебе свободу. Свобода дорога. Поэтому бойся своих тюремщиков.



Слова всегда заставляют нас чувствовать себя просвещёнными, но когда мы оборачиваемся, чтобы посмотреть на мир, то они всегда предают нас, и мы кончаем тем, что смотрим на мир так же, как всегда это делали, без всякого просветления. По этой причине маг старается скорее действовать, чем говорить. И как следствие этого, он получает новое описание мира, где разговор не является очень уж важным, и где новые поступки имеют новые отражения.



В мире нет ничего такого, что воин не мог бы принять в расчёт. Воин рассматривает себя уже мёртвым, поэтому ему уже нечего терять. Самое худшее уже с ним случилось, поэтому он ясен и спокоен. Судя о нём по его поступкам или по его словам, никогда нельзя заподозрить, что он замечает всё.



Сначала ты должен остановить внутренний диалог. Затем ты должен вызвать изображение того лица, которое ты хочешь видеть. Любая мысль, которую держишь в уме в состоянии молчания, равносильна команде, поскольку там нет других мыслей, чтобы конкурировать с ней.



Мир не отдаётся нам прямо. Между ним и нами находится описание мира. Поэтому мы всегда на один шаг позади, и наше восприятие мира всегда только воспоминание о его восприятии. Мы вечно вспоминаем тот момент, который только что прошёл.

4.1.2. Видящий сон и видимый во сне



Единственный способ отразить разрушающее действие мира магов — смеяться над ним.



Воины выигрывают свои битвы не потому, что они бьются головой о стенку, а потому, что они берут эти стены. Воины прыгают через стены и не преуменьшают их.



Есть три рода плохих привычек, которыми мы пользуемся, когда встречаемся с необычными жизненными ситуациями. Во-первых, мы можем отрицать то, что происходит или что произошло, и чувствовать, что этого как бы вообще никогда не было. Это путь фанатика. Второе — мы можем всё принимать за чистую монету, как будто мы знаем, что происходит. Это путь набожного человека. Третье — мы можем приходить в замешательство перед событием, потому что мы или не можем его отбросить, или не можем чистосердечно принять. Это путь дурака. Твой путь — есть четвёртый, правильный — путь воина. Воин действует так, как если бы никогда ничего не случалось, потому что он ни во что не верит. И, однако же, он принимает всё за чистую монету. Он принимает, не принимая, и отбрасывает, не отбрасывая. Он никогда не чувствует себя знающим. И в то же время, он никогда себя не чувствует так, как если бы никогда ничего не случалось. Он действует так, как будто он в полном контроле, даже хотя у него может быть, сердце ушло в пятки. Если действуешь таким образом, то замешательство рассеивается.


Ты должен культивировать чувство, что воин не нуждается ни в чём. Ты говоришь, что тебе нужна помощь. Помощь в чём? У тебя есть всё необходимое для того экстравагантного путешествия, которым является твоя жизнь. Реальным опытом должен быть сам человек, и то, что имеет значение, так это быть живым. Жизнь — маленькая прогулка, которую мы предпринимаем сейчас, жизнь сама по себе достаточна, сама объясняет и заполняет.



Если воину нужно утешение, он просто выбирает любого и выражает этому человеку все детали своего замешательства. Воин не ищет того, чтобы его поняли или помогли. Говоря, он просто снимает с себя свой груз. Но это при том условии, что у воина есть талант к разговору. Если у него нет такого таланта, то он не говорит ни с кем.



Сон, в котором человек смотрит на себя спящего, является временем дубля. Вместо того, чтобы тратить свою силу на размышление и задавание себе вопросов, ты должен использовать представляющуюся возможность для действия.


4.1.3. Секрет светящихся существ


Ничего нет неправильного в чувстве собственной беспомощности. Все мы больше всего знакомы с ним. Вспомни, что мы провели целую вечность как беспомощные младенцы.



Мы являемся чувством, ощущением, а то, что мы называем нашим телом — это комок светящихся волокон, которые имеют сознание.



Мы есть светящиеся существа. Мы — восприниматели. Мы — осознание. Мы — не предметы, мы не имеем твёрдости, мы безграничны. Мир предметов и твёрдости — это только способ сделать лёгким наш поход по земле. Это только описание, которое мы создали, чтобы оно помогало нам. Мы, или вернее наш разум, забывает, что описание — это только описание, и таким образом, мы заключаем целостность нас самих в заколдованный круг, из которого мы редко вырываемся в течение нашей жизни.


Мы — восприниматели, хотя тот мир, который мы воспринимаем, является иллюзией. Он был создан описанием, которое рассказывалось нам с момента нашего рождения. Мы — светящиеся существа — рождены с двумя кольцами силы. Но мы пользуемся только одним, чтобы создавать мир. Это кольцо, которое прицепляется очень скоро после рождения, есть разум и его компаньон — разговор. Они сотрудничают друг с другом и создают мир. Тот мир, который твой разум хочет поддерживать, является миром, созданным описанием и его догматическими и нерушимыми законами, которые разум выучивается принимать и защищать. Секрет светящихся существ в том, что у них есть другое кольцо силы, которым люди никогда не пользуются — воля.


4.2. Тональ и нагваль


4.2.1. Надо верить


Только в качестве воина можно выстоять путь знания. Воин не может жаловаться или сожалеть о чём-нибудь. Его жизнь — бесконечный вызов, а вызовы не могут быть плохими или хорошими. Вызовы — это просто вызовы.



Основным различием между обычным человеком и воином является то, что воин всё принимает как вызов, в то время как обычный человек принимает всё или как благословение, или как проклятье.



Не так уж трудно позволить духу человека взлететь и взять верх. Удержать его, однако, это нечто такое, что сможет сделать только воин.



Без осознания смерти всё обычно, тривиально. Только потому, что смерть подкарауливает нас, мир является неизмеримой загадкой.


4.2.2. Остров тоналя


Ты осознаёшь всё только тогда, когда ты думаешь, что тебе это нужно. Условие воина, однако, состоит в том, чтобы осознавать всё всегда.



Тональ — это «общественное лицо».


Тональ является по праву защитником, хранителем, который зачастую превращается в охранника.


Тональ — это организатор мира. На его плечах покоится задача приведения хаоса мира в порядок. Всё то, что мы знаем, как люди, является работой тоналя.


Тональ является хранителем, который охраняет нечто бесценное: нас самих. Поэтому врождённым качеством тоналя является быть консервативным и ревнивым относительно своих действий. А поскольку его действия являются самой важнейшей частью нашей жизни, то он постепенно изменяется в каждом из нас из хранителя в охранника. Хранитель мыслит широко и всё понимает. Охранник, с другой стороны, бдительный, узко мыслящий и, большей частью, деспот. Тональ во всех нас был превращён в мелочного и деспотичного охранника, в то время как он должен быть широко мыслящим хранителем.



Тональ — это всё, что мы знаем, и это включает не только нас, как личностей, но и всё в нашем мире. Можно сказать, что тональ — это всё, что встречает глаз. Мы начинаем растить его с момента рождения. В этот момент, когда мы делаем первый вдох воздуха, мы вдыхаем также силу для тоналя. Поэтому правильно сказать, что тональ человеческого существа интимно связан с его рождением.


Тональ начинается с рождением и заканчивается смертью.



Образно говоря, тональ создаёт мир. Он не может создать или изменить ничего, и тем не менее он делает мир, потому что его функция состоит в том, чтобы судить, свидетельствовать и оценивать. Я говорю, что тональ делает мир, потому что он свидетельствует и оценивает его согласно своим тональным законам. Очень странным образом тональ является творцом, который не творит ни единой вещи. Другими словами, тональ создаёт законы, по которым он воспринимает мир, так что, образно говоря, он творит мир.



Нагваль — это та часть нас, для которой не никакого описания. Нет слов, нет названий, нет чувств, нет знания.



Нагваль там, где обитает сила. В момент рождения и некоторое время спустя мы являемся целиком нагвалем.


4.2.3. День тоналя


Величайшим искусством тоналя является подавлять любое проявление нагваля таким образом, что даже если его присутствие будет самой очевидной вещью в мире, оно останется незамеченным.



Нагваль ответственен за творчество. Нагваль — единственная часть нас, которая может творить. Тональ не создаёт ничего, а только является свидетелем и оценщиком.



Одно из действий воина состоит в том, чтобы никогда не давать ничему воздействовать на себя. Поэтому воин может видеть самого дьявола, но он ни кому не даст знать об этом. Контроль воина должен быть неуязвим.



Тональ — остров в океане нагваля.


Для правильного тоналя всё, что есть на острове тональ, является вызовом. Иначе говоря, всё, что есть в мире, является вызовом для воина. Величайший вызов из всех, конечно, является его ставка на силу. Но сила приходит из нагваля, и когда воин оказывается на краю дня, это означает, что нагваль приближается, что сила воина приближается.


4.2.4. Сжатие тоналя


Воин задаёт вопрос, и через своё видение он получает ответ. Но ответ прост. Он никогда не осложняется до степени летающих французских пуделей.



Правилом большого пальца для воина является то, что он делает свои решения столь тщательно, что ничего из того, что может произойти в результате их, не может его удивить, а уж тем более истощить его силу.



Воин никогда не покидает острова тональ. Он использует его.



В определённые моменты тональ сжимается, особенно когда он раздражён. В действительности, одной из особенностей тоналя является его застенчивость. Его застенчивость, в действительности, не является важным делом, но есть определённые моменты, когда тональ застают врасплох, и его застенчивость неизбежно заставляет его сжаться.



Мы — текучие светящиеся существа, состоящие из волокон. Согласие с тем, что мы — плотные объекты — действие тоналя. Когда тональ сжимается, возможны необычные вещи. Но они не обычны только для тоналя.



Твой тональ должен быть убеждён разумом, твой нагваль — действиями, пока они не сравняются друг с другом. Тональ правит и, тем не менее, он очень уязвим. Нагваль, с другой стороны, никогда или почти никогда не действует, он ужасает тональ.


Тональ должен быть защищён любой ценой. Корона должна быть с него снята, однако он должен оставаться как защищённый поверхностный наблюдатель. Любая угроза тоналю обычно оканчивается его смертью. А если тональ умирает, то умирает и весь человек. Из-за его врождённой слабости, тональ легко уничтожить, и поэтому одним из искусств равновесия воина является вывести на поверхность нагваль, для того чтобы уравновесить тональ. Я говорю, что это искусство, потому что маги знают, что только путём усиления тоналя может появиться нагваль. Усиление развивается личной силой.


4.2.5. Во времени нагваля


Техника, необходимая для пользования в минуты большой опасности, страха или стресса.


Следует толкнуть диафрагму вниз, делая четыре резких вдоха воздуха через рот, за которыми следуют четыре вдоха и выдоха через нос. Короткие вдохи воздуха должны ощущаться, как толчки в средней части живота, и плотное удерживание сцепленных рук на пупке даёт силу брюшному прессу и помогает контролировать короткие и глубокие вдохи. Глубокие вдохи должны удерживаться в течение счёта до восьми, в то время как диафрагма нажимается вниз. Вдохи делаются дважды через рот и дважды через нос, медленно и быстро, в зависимости от предпочтения.



Нужно убедить тональ, что есть и другие миры, которые могут проходить перед теми же самыми окнами. Отпусти свои глаза на свободу. Пусть они будут настоящими окнами. Глаза могут быть окнами, чтобы заглядывать в хаос или заглядывать в эту бесконечность.



Когда обычный человек готов, сила представляет ему учителя, и он становится учеником. Когда ученик готов, сила предоставляет ему бенефактора, и он становится магом.



Внезапный испуг всегда сжимает тональ. Проблема здесь в том, чтобы не позволить тоналю сжиматься совсем в ничто. Серьёзным вопросом для воина бывает знать в точности, когда позволить своему тоналю сжаться, а когда остановить его. Это великое искусство. Воин должен бороться, как демон, чтобы сжать свой тональ. И, однако же, в тот самый момент, когда его тональ сжимается, воин должен перевернуть всю эту битву, чтобы немедленно остановить это сжатие.


4.2.6. Шёпот нагваля


Сила ставит определённые границы, и воин является, скажем, пленником силы. Пленником, у которого есть один свободный выбор: действовать или как неуязвимый воин, или как осёл. В конечном счёте, может быть воин и не пленник, а раб силы, потому что этот выбор уже больше не выбор для него.


4.2.7. Крылья восприятия


Будущего нет. Будущее — это только способ разговаривать. Для мага есть только «здесь» и «сейчас».


4.3. Объяснение магов


4.3.2. Стратегия мага


Личная сила решает, кто может, а кто не может получить выгоду от обновления.



Учитель никогда не ищет учеников. И никто не может распространять учение. Только знак всегда указывает на ученика. Тот воин, который может оказаться в положении учителя, должен быть алертным для того, чтобы схватить свой кубический сантиметр шанса.



То, что я сделал, так это схватил тебя своей волей. Для меня это был самый быстрый способ зацепиться за тебя. Это был прямой удар по твоему тоналю. Я сковал его, сфокусировав на нём свою волю.


Взгляд воина помещается на правый глаз другого человека. При этом воин останавливает внутренний диалог. Тогда нагваль выходит на поверхность. Отсюда опасность этого манёвра. Когда нагваль наверху даже на короткое мгновение, то невозможно описать тех ощущений, которые испытывает тело. Взгляд на правый глаз не является смотрением. Скорее ты при этом насильно хватаешь что-то сквозь глаз другого человека. Другими словами, хватаешь что-то, что находится за глазом. При этом действительно испытываешь физическое ощущение, что удерживаешь что-то своей волей. Это действует только тогда, когда воин научится фокусировать свою волю. Это невозможно практиковать, поэтому я не рекомендовал и не вводил его использование. В определённый момент жизни воина это происходит. Никто не знает как.



Секрет заключается в левом глазе. По мере того, как воин продвигается по тропе знания, его левый глаз приобретает возможность схватывать всё. Обычно левый глаз воина имеет странный вид. Иногда он становится постоянно скошенным или становится меньше другого или больше, или каким-либо образом отличается.



Правильный способ ходьбы является обманным ходом. Воин, сначала подгибая свои пальцы, привлекает внимание к своим рукам, а затем, глядя и фиксируя глаз на любую точку прямо перед собой на той дуге, которая начинается у концов его ступнёй и заканчивается над горизонтом, он буквально затопляет свой тональ информацией. Тональ без своих, с глазу на глаз, отношений с элементами собственного описания не способен разговаривать с собой, и таким образом, он становится молчалив.


Положение пальцев никакого значения не имеет, единственным соображением было привлечь внимание к рукам, сжимая пальцы разными непривычными способами. Важным здесь является тот способ, по средствам которого глаза, будучи не сфокусированными, замечали огромное количество штрихов мира, не имея ясности относительно них. Глаза в этом состоянии способны замечать такие детали, которые были слишком мимолётные для нормального зрения.


Вместе с правильным способом ходьбы, учитель должен обучить своего ученика другой возможности, которая ещё более мимолётна, — способности действовать, не веря, не ожидая наград. Действовать только ради самого действия.



Для того чтобы помощь стереть личную историю, нужно было обучить ещё трём техникам: потери важности самого себя, принятия ответственности за свои поступки, использования смерти, как советчика.



Для того чтобы жалость к самому себе работала, тебе необходимо быть важным, безответственным и бессмертным. Когда эти чувства каким-либо образом изменены, то ты уже не имеешь возможности жалеть самого себя.



— Помогли ли мне растения силы?


— Определённо. Они раскрыли тебя, остановив твой взгляд на мир. В этом отношении растения силы имеют тот же самый эффект на тональ, как и правильный способ ходьбы. И то и другое переполняет его информацией, и сила внутреннего диалога приходит к концу. Растения отличны для этого, но слишком дорогостоящи. Они наносят непередаваемый вред телу. Это их недостаток, особенно дурмана.



Можно прибыть к целостности самого себя только тогда, когда полностью понимаешь, что мир — это просто взгляд, вне зависимости от того, принадлежит этот взгляд магу или обычному человеку.



Учитель пользуется стОящим противником для того, чтобы заставить ученика сделать выбор в своей жизни. Ученик должен выбрать между миром воина и своим обычным миром. Но никакое решение невозможно до тех пор, пока ученик не понимает выбора. Поэтому учитель должен быть совершенно терпелив и в совершенстве понимать и вести своего ученика уверенной рукой к такому выбору. А превыше всего он должен быть уверенным, что его ученик изберёт мир и жизнь воина.



Всё, что мы делаем, когда мы решаем, так это признаём, что что-то вне нашего понимания установило рамки нашего, так называемого решения, и всё, что мы делаем, так это идём туда.

4.3.3. Пузырь восприятия



Нет способа говорить о неизвестном, можно быть только свидетелем его. Объяснение магов говорит, что каждый из нас имеет центр, из которого можно быть свидетелем нагваля — волю. Поэтому воин может отправляться в нагваль и позволить своему клубку складываться и перестраиваться всевозможными образами. Выражение нагваля — это личное дело, то есть, от самого воина зависит направлять перестройки этого клубка. Человеческая форма или человеческое чувство являются первоначальными. Есть, однако, бесконечное количество других форм, которые может принять клубок. Маг может принять любую форму, какую хочет. Воин, который владеет целостностью самого себя, может направить частицы своего клубка, чтобы они объединились любым вообразимым образом. Сила жизни — это то, что делает такие объединения возможными. Когда сила жизни выдохнется, то уже нет никакого способа вновь собрать клубок.



Секрет дубля заключается в пузыре восприятия, который в твоём случае той ночью был на вершине скалы и на дне ущелья в одно и то же время. Клубок чувств можно мгновенно собирать всюду. Иными словами, можно воспринимать здесь и там одновременно.



Тональ каждого из нас является просто отражением того неописуемого и неизвестного, что наполнено порядком. Нагваль каждого из нас является только отражением той неописуемой пустоты, которая содержит всё.


4.3.4. Предрасположение двух воинов


Есть много способов прощания. Наилучший способ — это удержать конкретное воспоминание о радости. Это способ прощания воина.



Жизнь воина ни в коем случае не может быть холодной, одинокой или лишённой чувств, потому что она основывается на его привязанности, его стремлении, на том, что он посвятил себя тому, кого любит. И вы можете спросить, кто это тот, кого он любит. Я покажу вам сейчас.


Любовь Хенаро — это мир. Он только что обнимал эту огромную землю, но поскольку он такой маленький, всё, что он может делать, только «плавать в ней». Но земля знает, что он любит её, и заботится о нём. Именно поэтому жизнь Хенаро наполнена до краёв, и его состояние, где бы он ни был, будет изобильным. Хенаро бродит по тропам своей любви, и где бы он ни находился, он цельный.


Только если любишь эту землю с несгибаемой страстью, можно освободиться от печали. Воин всегда весел, потому что его любовь неизменна, и предмет его любви — земля — обнимает его и осыпает его невообразимыми дарами. Печаль принадлежит только тем, кто ненавидит ту самую вещь, которая даёт укрытие всем своим существам.


Он сделал паузу. Тишина вокруг нас была пугающей. Ветер свистел мягко, а затем я услышал далёкий лай одинокой собаки.


— Лай этой собаки — это ночной голос человека, — сказал дон Хуан. — Он исходит из дома в той долине к югу. Человек кричит через свою собаку, поскольку они являются компаньонами по рабству на всю жизнь, выкрикивая свою печаль и свою запутанность. Он просит свою смерть освободить его от мрачных и ужасных цепей его жизни.


5. Второе кольцо силы


5.1. Преображение доньи Соледад


Каждая из женщин имеет специфическое направление, особый ветер. Мужчины не имеют. Когда он дует, женщина делается другой. Женщина-воин может использовать свой особый ветер для всего, чего она захочет.



Ветер движется внутри тела женщины. Это потому, что женщина имеет матку. Когда ветер находится внутри матки, он просто учит и говорить и делать разные вещи. Чем больше спокойна и расслаблена женщина, тем лучше результаты. Внезапно женщина оказывается делающей вещи, которые она раньше не представляла, как делать.


Есть 4 ветра, подобно тому, как есть 4 направления. Это, конечно, относится к магам и к тому, что маги делают. 4 является числом силы для них.


1 ветер — бриз; восток; игривый, вкрадчивый и переменчивый; утренний ветер. Он приносит надежду и подъём, он является вестником дня. Он приходит и уходит, и входит во всё. Иногда он мягкий и незаметный, в другое время он надоедливый и докучливый.


2 ветер — суровый ветер; север; энергичный, властный и нетерпимый; холодный и горячий, или то и другое вместе. Это полуденный ветер, губительный, полный энергии, но полный также безрассудства. Он вламывается в двери и рушит стены. Маг должен быть ужасно сильным, чтобы совладать с этим суровым ветром.


3 ветер — холодный; запад; угрюмый, тоскливый и всегда печальный; послеполуденный ветер. Унылый и утомительный. Ветер, который никогда не оставит тебя в покое. Он будет приводить тебя в унынье и заставит тебя плакать. Однако в этом есть такая глубина, что она заслуживает особого внимания, чтобы искать её.


4 ветер — горячий; юг; счастливый, безудержный, хвастливый; ночной ветер магов. Он согревает, защищает и окутывает всё. Его сила приходит вместе с темнотой.


Четыре ветра являются женщинами. Именно поэтому женщины-воины ищут их. Ветры и женщины родственны друг другу. Это также причина того, почему женщины лучше, чем мужчины. Женщины учатся быстрее, если они держатся за свой специфический ветер.



Нашим большим врагом является тот факт, что мы никогда не верим в то, что случается с нами.


Когда мы, наконец, осознаём, что происходит, обычно бывает слишком поздно для того, чтобы повернуть назад. Это интеллект всегда оставляет нас в дураках, потому что он получает известие первым, но вместо того, чтобы поверить в него и немедленно действовать на основе его, он забавляется им и попусту тратит время.


5.2. Сестрички


Сила придёт только после того, как мы примем свои судьбы без взаимных упрёков.



— У тебя на правой стороне есть дыра, которую сделала женщина, когда она опустошила тебя.


— Ты знаешь, кто эта женщина?


— Только ты можешь сказать это. Мужчины по большей части не могут сказать, кто опустошил их. Женщины более удачливы: они знают, как факт, кто опустошил их.



Когда человеку нечего терять, он становится мужественным. Мы малодушны только тогда, когда есть что-то, за что мы ещё можем цепляться.


5.3. Ла Горда


Полный человек — это тот, который никогда не имел детей. Неполный человек имеет дыру в своём животе, когда дыра находится с левой стороны живота, то ребёнок, который произвёл эту дыру, имеет тот же самый пол. Если она находится с правой стороны, ребёнок имеет противоположный пол. Дыра на левой стороне чёрная, на правой — тёмно-коричневая.



Когда человек имеет ребёнка, этот ребёнок забирает остриё его духа. Для женщины иметь девочку означает конец этого острия. Мальчик похищает большую часть своего острия у отца. Люди, которые имели детей, могли бы сказать, если бы не были такими упрямыми, что в них чего-то не хватает.



Пустой мужчина всё время использует полноту женщины. Полная женщина опасна в своей полноте больше чем мужчина. Она ненадёжная, изменчивая, нервная, но вместе с тем способная на большие перемены. Пустые люди, с другой стороны, не могут больше так прыгать, но они более надёжны.


Для того, чтобы войти в другой мир, надо быть полным. Чтобы быть магом надо иметь всю свою светимость: никаких дыр, никаких латок и всё остриё духа.



Когда маг восстанавливает свою полноту, он уравновешен, в то время как магу, который всегда был полным, немного не достаёт равновесия.



Все мы подобны солнцу, но очень-очень тусклые. Наш свет чересчур слабый, но, как бы то ни было, это свет.



Сначала следует найти свои руки в своих снах. Затем надо попытаться найти дома и постройки в своих снах и смотреть на них, пытаясь не разрушать их образы. Искусство сновидца заключается в том, чтобы удерживать образ своего сна. Наше искусство, как обычных людей, состоит в том, что мы знаем, как удерживать образ того, на что мы смотрим. Мы делаем это, но мы не знаем как. Мы просто делаем это, иначе говоря, наши тела делают это. В сновИдении мы должны делать то же самое, не считая того, что мы должны научиться, как делать это. Мы должны стараться не смотреть, а только мельком взглядывать и, тем не менее, удерживать образ. В сновидении мы обращаем внимание пупком, поэтому он должен быть защищён. Нам нужно небольшое тепло или ощущение, что что-то давит на пупок, чтобы удерживать образы в своих снах.


Затем Нагваль (дон Хуан) дал мне задание отправляться к определённым местам в своих сновидениях. Выполняя это, я начал видеть глаз перед собой. Глаз тянет меня, и я вхожу в другой мир. В течение наших менструальных периодов сновидение становится силой. В течение этих дней перед нами открывается трещина, через которую можно вступить в другой мир.


5.4. Хенарос


Искусство мага заключается в том, чтобы оставаться незамеченным даже в гуще людей. Следует полностью сконцентрироваться на попытке быть незамеченным.



Маги всегда рассматривают первое событие из любой серии как программу или карту того, что должно произойти впоследствии.


5.5. Искусство сновидения


— Как человек может выследить свои слабости?


— Таким же точно способом, как ты выслеживаешь жертву. Ты разбираешься в своём установившемся порядке жизни, пока не будешь знать все действия своих слабостей, а затем ты приходишь за ними и ловишь их, как кроликов в клетку.



Такова способность человеческих существ. Они любят, чтобы им говорили, что делать, но ещё больше любят сопротивляться и не делать того, что им сказано, и в результате они вовлекаются, в основном, в ненависть к тому, кто сказал им.



Воин ест молча, медленно и понемногу за раз. Воин делает 4 глотка за 1 раз. Немного спустя, он делает следующие 4 глотка, и т.д. Воин также совершает многомильные прогулки каждый день.



Не каждый должен обрести полноту, а только маги, которые хотят войти в другой мир. Есть немало хороших магов, которые видят и являются неполными.



Остриё духа человека, который умирает, возвращается обратно к дателям, т.е. остриё возвращается к родителям. Если датели умерли, и человек имеет ребёнка, остриё уходит к ребёнку, который не является полным. А если все дети полные, то остриё уходит к тому, который обладает силой, причём он не обязательно самый лучший или самый усердный.



Мы удерживаем образы мира своим вниманием. Мужчина-маг очень труден для тренировки, потому что его внимание всегда закрыто, фокусировано на чём-нибудь. Женщина, с другой стороны, всегда открыта, потому что большую часть времени она ни на чём не фокусирует своё внимание. Особенно в течение своего менструального периода. Нужно отвлечься от образов, пристально глядя на отдалённые холмы, или пристально глядя на воду, например на реку, или пристально глядя на облака. Если ты пристально глядишь открытыми глазами, у тебя начинает кружиться голова, и глаза утомляются, но если ты полуприкрываешь их и немного мигнёшь и передвинешь их от одной горы к другой, или от облака к облаку, ты сможешь созерцать часами, или днями, если необходимо.



Растения силы давались нам потому, что Нагваль (дон Хуан) накладывал латки на наши тела. Полный человек не нуждается в растениях силы.



Дым имеет очень большое значение для магов. Дым подобен густому туману. Туман, конечно, лучше, но с ним слишком трудно обращаться. Он не такой удобный для пользования, как дым. Поэтому если маг хочет видеть и знать кого-то, кто всегда скрытен, кто своенравен и упрям, маг разводит огонь и позволяет дыму окутать этого человека. Всё, что он скрывает, выходит в дым. Нагваль (дон Хуан) использовал дым не только для того, чтобы видеть и узнавать людей, но также для исцеления. Положительным эффектом было постепенное очищение светимости.



Каждый может видеть, и, тем не менее, мы избираем не помнить того, что видим.



С помощью своего внимания мы можем удерживать образы сна таким же способом, как мы удерживаем образы мира. Искусство сновидца — это искусство внимания.



Ядром нашего существа является акт восприятия, а тайной нашего существа является акт осознания. Восприятие и осознание есть обособленная, функционирующая, нерасчленённая единица, которая имеет две области.


1) Внимание тоналя. Способность средних людей воспринимать и накладывать своё осознание на обычный мир обыденной жизни. Эта сфера внимания называется также «первым кольцом силы» и характеризуется как наша ужасная, но принимаемая за само собой разумеющуюся способность придавать порядок нашему восприятию нашего каждодневного мира.


2) Внимание нагваля. Способность магов накладывать своё осознание на необычный мир, это называется «вторым кольцом силы» или совершенно необыкновенной способностью, которую все мы имеем, но которую используют только маги, чтобы придавать порядок необычному миру.


По-видимому, все мы непрерывно воспринимали обоими способами, но избрали выделить одно для запоминания и отвергнуть другое, или, возможно, мы затушевали его. При определённых условиях стресса или предрасположения, подвергнутое цензуре воспоминание выходит на поверхность, и мы можем тогда иметь два отличающихся воспоминания об одном событии.



Когда ты отдаёшь своё внимание образом своего сна, твоё внимание изменяется к лучшему.



Сновидение, в сущности, является преобразованием обычных снов в дело, включающее волевой акт.

5.6. Второе внимание



Сновидение — единственный способ собирать второе внимание, не повреждая его. [В отличие от использования растений силы].



Время дня является важным фактором при созерцании деревьев и камней. Рано утром деревья и камни являются оцепеневшими, и их свет тусклый. Около полудня они находятся в самой лучшей форме, и пристальное созерцание в это время выполняется для заимствования их света и силы. Поздно после полудня и рано вечером деревья и камни — тихие и печальные, особенно деревья. В этот час деревья дают ощущение, что они сами созерцают созерцателя.



[Для продвижения по пути] …мужчины должны быть пойманы на крючок. Женщины не нуждаются в этом. Женщины добровольно идут на всё. В этом их сила и, в то же самое время, их недостаток. Мужчин надо вести, а женщин надо сдерживать.



Воин не имеет сочувствия ни к кому. Для него иметь сочувствие значило, что ты желаешь, чтобы другой человек был похож на тебя, был в твоей шкуре, и ты протягиваешь руку помощи как раз ради этой цели. Самая трудная для воина вещь в мире — предоставить других самим себе. Это является безупречностью воина, а также то, чтобы поддерживать их в том, что их занимает. Это значит, конечно, что ты веришь, что они сами являются безупречными воинами.


— А что если они не являются безупречными воинами?


— Тогда это твой долг — быть безупречным самому и не говорить ни слова. Только маг, который видит, может позволить себе помогать кому-либо.


Каждое наше усилие помогать является произвольным актом, руководимым исключительно нашим своекорыстием.



В один день, когда я был вместе с доном Хуаном в городе, я поднял улитку, которая лежала посреди тротуара, и бережно положил её под какой-то куст. Я был уверен, что если бы я оставил её посреди тротуара, люди рано или поздно наступили бы на неё. Я думал, что, убрав её в безопасное место, я спас её.


Дон Хуан указал, что моё допущение было не точным, потому что я не принял во внимание две важные возможности. Одна была та, что улитка, может быть, ускользнула от верной смерти от яда на виноградных листьях, а другая возможность та, что улитка имела достаточно личной силы, чтобы пересечь тротуар. Своим вмешательством я не спас улитку, а только заставил её утратить то, что она с таким трудом достигала.


Я захотел, конечно, положить улитку обратно, туда, где я нашёл её, но он не позволил мне. Он сказал, что это была судьба улитки, что какой-то идиот пересечёт её путь и заставит её прервать своё продвижение. Если я оставлю её там, куда я положил её, она, может быть, будет в состоянии снова собрать достаточно личной силы, чтобы пойти туда, куда она собирается пойти.


6. Дар орла


6.1. Другое «Я»


6.1.1. Фиксация второго внимания


Наше общее существо состоит из двух ощутимых сегментов. Первое — это наше знакомое физическое тело, которое все мы можем ощущать. Второе — светящееся тело, которое является коконом и может быть замечено только видящим. Этот кокон придаёт нам вид гигантского светящегося яйца. Одной из самых важных задач магии является достичь светящегося кокона, которая достигается путём сложной системы использования сновидения и путём жёсткой систематической практики неделания.


Для того чтобы объяснить эти концепции, дон Хуан изобразил наше сознание неравно разделённое на 3 части. Самую маленькую часть он назвал первым вниманием и сказал, что оно развито в каждом нормальном человеке в повседневном мире, оно охватывает сознание физического тела. Более крупную часть он назвал вторым вниманием и описал его, как внимание, которое нам нужно, чтобы воспринимать наш светящийся кокон и действовать как светящимся существам. Второе внимание остаётся на заднем плане на протяжении всей нашей жизни, если оно не выводится вперёд благодаря намеренной тренировке или случайной травме. Оно охватывает осознание светящегося тела. Самую большую часть он назвал третьим вниманием, неизмеримым сознанием, которое включает в себя неопределимые аспекты физического и светящегося тела.



Рекомендация для воинов — не иметь никаких материальных вещей, на которых фокусировалась бы сила, а фокусировать её на духе, на действительном полёте в неведомое, а не на тривиальных щитах.



Искусство сновидения даёт тем, кто его практикует, использование той части их жизни, которую они проводят в хаосе.



То, что проводит энергию нашего общего существа для того, чтобы создать что угодно в границах возможного, называют волей.


6.1.2. Совместное видение


Дон Хуан слушал стихи, придерживаясь того мнения, что только первый куплет, и лишь иногда второй, стоило слушать. Остальные куплеты он считал индульгированием [потаканием себе] поэта. По его мнению, стихотворение должно быть «комнатным», предпочтительно коротким. Оно должно быть составлено из точных, прямых и очень простых картин.


6.1.3. Квази-воспоминания другого «Я»


Если видишь одно и то же 3 раза, должен уделять этому особое внимание. В остальных случаях попытки неофита будут простой ступенью в построении второго внимания.



Во время сновидений следует избегать внезапных встрясок и удивлений и воспринимать всё спокойно. Сновидящий должен быть вовлечённым в бесстрастное экспериментирование.


6.1.4. Пересечение границ


Воин ждёт, и он знает, чего он ждёт, а пока он ждёт, он насыщает свои глаза миром.


6.2. Искусство сновидения


6.2.1. Потеря человеческой формы


Воин — это тот, кто ищет свободу. Печаль — это не свобода. Мы должны освободиться от неё.


Иметь чувство отрешённости, значит иметь моментальную паузу для переоценки ситуации.


6.2.2. Совместное сновидение


Общие ступени в сновидении.


1. Спокойное бодрствование — предварительное состояние, когда чувства засыпают, но ещё всё осознаётся.


2. Динамическое бодрствование — общее свечение рассеивается, и появляется какая-нибудь неподвижная сцена, трёхмерная картинка.


3. Пассивное присутствие. В этом состоянии сновидящий оказывается втянутым в действие, что-то предпринимает, делает какие-то шаги, использует своё время полностью.



Внимание, которое необходимо в начале сновидения, должно быть насильно остановлено на определённой детали сна. Только путём обездвиживания нашего внимания, возможно превратить обычный сон в сновидение.



Как только выучиваешься сновидению, любой сон, который можешь запомнить, является сновидением.



Сила излучается из средней части тела вслед за моментом абсолютной тишины, или моментом сильного ужаса, или моментом глубокой печали. Но не после момента счастья, потому что счастье слишком опустошающе и не даёт воину той концентрации, которая нужна, чтобы использовать светящееся тело и обратить его в молчание. Печаль человеческого существа также мощна, как и испуг. Печаль заставляет воина лить кровавые слёзы. И то и другое может привести к моменту молчания. Или же молчание приходит само по себе из-за того, что воин стремится к нему в течение всей своей жизни.



Мы не ощущаем нашей воли, потому что думаем, что она должна быть чем-то таким, о чём мы сможем знать наверняка, как, например, злость. Воля очень тиха, незаметна. Воля принадлежит другому «я».


6.2.3. Правая и левая осведомлённость


Человеческое существо поделено надвое:


Правая часть называется тональ. Охватывает всё, что может воспринять интеллект.


Левая сторона, называемая нагваль, — царство, черты которого неописуемы, мир, который невозможно заключить в слова.


6.3. Дар Орла


6.3.2. Партия воинов нагваля


Следует быть примерно смиренным и не иметь ничего, что требовалось бы защищать, даже собственной личности. Собственная личность должна быть защищённой, но не защищаемой.



В отсутствии собственной важности, единственный способ, которым воин может взаимодействовать с социальной средой — это контролируемая глупость.


6.3.3. Женщина-Нагваль


Воин никогда не бывает осаждённым. Находиться в осаде означает, что имеешь какую-то личную собственность, которую могут подвергнуть осаде. У воина ничего в мире нет, кроме его неуязвимости, а неуязвимости ничем нельзя угрожать.



Когда истинная нищета человеческих ресурсов воина становится неоспоримой, ему не остаётся ничего другого, как отступить назад и склонить голову. Такое заключение не оказывало никакого влияния на женских воинов. Поражение оставляло их незатронутыми. Женщины никогда не были так озабочены и так мрачны из-за своей судьбы, как мужчины. Если женщины и были задеты на каком-то уровне, то они оставались к этому безразличны. Быть занятыми — это всё, что имело для них значение. Только мужчины бросили вызов свободе и ощутили ответный удар.



Женщины имеют врождённое равновесие, которого нет у мужчин. В критический момент именно мужчины впадают в истерику и совершают самоубийство, если они решают, что всё потеряно. Женщина может убить себя из-за отсутствия направления и цели, но не из-за падения той системы, к которой она окажется принадлежащей.


6.3.5. Тонкости искусства сновидения


Мужским воинам необходимо предъявить серьёзные причины, прежде чем они благополучно отправятся в неизвестное. Женские воины не подвержены этому и могут идти без всяких колебаний, при том условии, что они полностью доверяют тому, кто их ведёт.


6.3.6. Флоринда


Стирание личной истории относится только к мужчинам. Неделание твоей личной жизни состоит в рассказывании бесконечных историй, в которых нет ни единого слова о тебе реальном. Быть мужчиной означает иметь позади себя солидную историю. У тебя есть семья, друзья, знакомые, и у каждого из них есть своя определённая идея о тебе. Быть мужчиной означает, что ты должен отчитываться, ты не можешь исчезнуть так просто; для того, чтобы стереть самого себя, тебе потребовалась масса работы. Мой случай другой. Я — женщина, а это даёт мне великолепное преимущество. Мне не надо отчитываться. Женщина может легко исчезнуть, во всяком случае, женщина может выйти замуж, женщина принадлежит мужу. В семье, где много детей, дочерей очень рано сбрасывают со счетов, никто не рассчитывает на них, и есть шансы, что какая-нибудь исчезнет, не оставив следа. Их исчезновение легко принимается.


Сын, с другой стороны, это некто, на кого делается ставка. Сыну не так легко ускользнуть и исчезнуть. И если он это даже сделает, то он оставит позади себя следы. Сын чувствует вину за своё исчезновение. Дочь — нет.


Когда Нагваль [дон Хуан] учил тебя держать язык за зубами относительно твоей личной жизни, он хотел помочь тебе преодолеть чувство того, что ты поступил плохо по отношению к своей семье и друзьям, которые, так или иначе, рассчитывали на тебя.


После целой жизни борьбы мужской воин кончает, конечно, тем, что стирает себя. Но эта борьба оставляет свои следы на мужчине. Он становится скрытным, всегда на страже против самого себя. Женщине не приходится преодолевать эти трудности. Женщина уже готова раствориться в воздухе. Фактически это от неё и ожидается.


Будучи женщиной, я не склонна к скрытности. Скрытность — это та цена, которую вам, мужчинам, приходится платить за то, что вы важны для общества. Эта борьба только для мужчин, потому что они не хотят стирать самих себя и найдут разные смешные способы, чтобы как-нибудь и где-нибудь высунуться.



Осознаваемая красота — это демон, который множится и процветает при наличии поклонения.



Принципы искусства сталкера:


1. Воин сам выбирает место для битвы. Он никогда не вступает в битву, не зная окружающей обстановки.


2. Отбросить всё, что не является необходимым.


3. Приложить всю концентрацию, которая есть, чтобы решить, вступать или не вступать в битву, потому что любая битва — это битва за собственную жизнь. Воин должен хотеть и быть готовым стоять до конца здесь и сейчас, но не спустя рукава.


4. Расслабиться, отступиться от себя, ничего не бояться. Только тогда силы, которые ведут нас, откроют нам дорогу и помогут нам.


5. Встречаясь с неожиданным и не понятным и не зная, что с этим делать, воин на какое-то время отступает. Он позволяет своим мыслям бродить бесцельно. Воин занимается чем-нибудь другим.


6. Воин сжимает время; даже мгновение идёт в счёт. В битве за собственную жизнь секунда — это вечность, вечность, которая может решить исход битвы. Воин нацелен на успех, поэтому он сжимает время. Воин не теряет ни мгновения.



Принципы правила сталкера:


1. Всё, что окружает нас, является неизмеримой загадкой.


2. Мы должны пытаться раскрыть эти загадки, но, даже не надеясь выполнить это до конца.


3. Воин, зная о неизмеримой загадке, окружающей его, и зная о своём долге раскрывать её, занимает своё законное место среди загадок, и сам себя рассматривает, как одну из них. Следовательно, для воина нет конца загадке бытия, будь это загадка бытия камешка, муравья или его самого. В этом смирение воина. Каждый равен всему остальному.



Пересмотр является основной силой сталкеров. Он состоит из перепросмотра собственной жизни вплоть до самых незначительных деталей.



Сталкеры повёрнуты лицом навстречу времени. Нормально же мы смотрим на время, как оно уходит от нас. Только сталкеры могут менять это и поворачиваться лицом к набегающему времени. Это не значит, что смотришь в будущее, это означает, что видишь время, как нечто конкретное, хоть и непонятное.


6.3.7. Оперённый змей


Время не измеряется движением часовой стрелки, оно является сущностью внимания.



Вызовом для воина является прийти к очень тонкому равновесию между положительными и отрицательными силами. Этот вызов не означает, что воин стремится всё взять под контроль. Это означает, что воин должен стремиться встретить любую вообразимую ситуацию, ожиданную и неожиданную, с одинаковой эффективностью. Быть совершенным в совершенных обстоятельствах значит быть бумажным воином.



Причина того, что видение кажется зрительным, состоит в том, что глаза нам нужны, чтобы фокусироваться на намерении.



Акт воспоминания является абсолютно непознаваемым. Фактически это акт воспоминания самого себя, который не прекращается после того, как вспомнишь все взаимодействия, которые имел на своей левой стороне осознания. Напротив, вспоминание самого себя продолжает поднимать на свет каждое воспоминание, которое светящееся тело хранит с момента рождения.


7. Внутренний огонь


Предисловие


В состоянии повышенного сознания ученики могут вести себя почти также естественно, как и в повседневной жизни, однако оно позволяет фокусировать свой ум на чём угодно с необычайной силой и ясностью. И всё же особым качеством состояния повышенного сознания является то, что оно не поддаётся обычному воспоминанию. То, что происходило в этом состоянии, становится частью повседневного сознания ученика только через потрясающее усилие восстановления.


7.1. Новые видящие


Я не считаю себя колдуном. Я — воин, который видит. Фактически все мы — новые видящие. А древние видящие были колдунами. Для среднего человека колдовство — это определённое дело, однако, оно всё же восхитительно. Вот почему я вдохновил тебя в твоём нормальном сознании думать, что мы колдуны. Рекомендуется поступать именно так, это служит для привлечения интереса. Для нас же стать колдунами всё равно, что выйти на смертельно тупиковую улицу.



Видение — это особое чувство познания, познания чего-либо без тени сомнения.


7.2. Мелочные тираны


Чувство собственной важности — наш заклятый враг. Нас ослабляет чувство оскорбления со стороны наших людей-собратьев. Чувство собственной важности заставляет нас большую часть нашей жизни быть обиженными кем-то.



Безупречность — это правильное использование энергии.



Ничто так не закаляет характер воина, как вызов взаимодействовать с невыносимыми людьми, наделёнными властью.



Действовать с гневом, без контроля и дисциплины, не иметь терпения — это означает потерпеть поражение.


7.4. Свет сознания


Иметь половые связи — это вопрос энергии. Половая энергия — это нечто предельно важное, и ей нужно управлять и пользоваться с величайшей осторожностью.



Команда Орла состоит в том, что половая энергия должна использоваться для создания жизни. Через половую энергию Орёл даёт сознание, так что когда чувствующие существа вовлечены в половое сношение, эманации внутри их коконов делают всё возможное, чтобы снабдить сознанием новое чувствующее существо, которое они создают. В процессе полового акта эманации, заключённые в коконах обоих родителей, претерпевают сильное возбуждение, кульминационной точкой которого является соединение, слияние двух кусков света сознания, по одному от каждого партнёра, которые отделяются от их коконов. Половое сношение всегда поставщик сознания, хотя то, что поставляется, может и не соединиться. Эманации внутри кокона не знают отношения для забавы.


Безумно со стороны человека действовать безотносительно к тайне существования и полагать, что такой тонкий акт, поставляющий жизнь и сознание — это просто физическое стремление, которым можно крутить, как угодно.


Ошибкой является безрассудно тратить силу пола, поставляющую жизнь, и не рождать при этом детей, но так же ошибочно не знать, что, рождая детей, ты приглушаешь свет сознания.


7.5. Первое внимание


Опасность определений в том, что они упрощают процессы, чтобы сделать их понятными.


7.6. Неорганические существа


В жизни воина очень естественно чувствовать печаль без всякой видимой причины. Видящие говорят, что светящееся яйцо, как поле энергии, ощущает своё конечное назначение, когда границы известного разбиты. Простого взгляда на вечность вне кокона достаточно, чтобы прервать уют, созданный «перечислением». Возникающая от этого тоска может быть столь интенсивной, что приводит почти к смерти. Наилучший способ отделаться от меланхолии — это пошутить над ней.



Нет ничего более одинокого, чем вечность, и нет ничего более уютного, чем быть просто человеческим существом. Это ещё одно противоречие: как может человек, сохраняя ограничения своей человечности, всё же всецело и целеустремлённо входить в абсолютное одиночество вечности?


Человеческие существа действительно ничто, но именно это и составляет предельный вызов: мы, ничтожные, можем в действительности противостоять одиночеству вечности.


7.8. Положение точки сборки


Чувство собственной важности всегда бывает движущей силой всякого рода приступов меланхолии.



Внутренний диалог — это процесс, постоянно укрепляющий положение точки сборки, поскольку это положение произвольно и нуждается в постоянном подкреплении.


Фактически, многие дети видят, однако, большинство из них считаются странными, и прилагаются все усилия для их исправления, их заставляют укрепить положение их точки сборки.


— Но можно ли поощрять детей поддерживать их точку сборки в более подвижном состоянии?


— Только тогда, если они живут среди новых видящих, в противном случае они будут пойманы сложностями безмолвной части человека. И поверь мне, это хуже, чем быть пойманным в тиски рациональности.


7.9. Сдвиг в нижние области


Положение точки сборки на коконе человека поддерживается внутренним диалогом, и потому это очень слабое положение. Вот почему мужчины и женщины так легко теряют свой ум, особенно те, чей внутренний диалог — скучное и неглубокое повторение одного и того же. Наиболее прочными людьми являются те, чей внутренний диалог гибок и разнообразен.


7.11. Положение точки сборки следопыта, намерения и сновидения


Методика достижения тела сновидения состоит в безупречности в повседневной жизни.


7.12. Нагваль Хулиан


Трудность воспоминания всего того, что происходило в состоянии повышенного сознания, возникает из-за множественности позиций, которые точка сборки принимает после того, как выйдет из своего нормального положения. С другой стороны, лёгкость воспоминания всего, что происходит в нормальном сознании, объясняется тем, что точка сборки находится неподвижно на одном месте, где она обычно укреплена.



Мой бенефактор сказал мне, что мой отец и мать прожили и умерли только для того, чтобы иметь меня, и что их собственные родители сделали то же для них. Он сказал, что воины отличаются в том, что они сдвигают свою точку сборки достаточно для того, чтобы осознать ту огромную цену, которая была отдана за их жизни. Этот сдвиг даёт им уважение и благоговейный ужас по отношению к их родителям, которые никогда не почувствовали жизни вообще, ни того чувства, что значит быть живым, в частности.


7.14. Накатывающая сила


Настройка — уникальная сила, поскольку она либо помогает сдвигу точки сборки, либо приклеивает её к её обычному положению. Тот аспект настройки, который удерживает точку неподвижной, называется волей, а аспект, сдвигающий её — намерением. Одной из самых захватывающих тайн является вопрос о том, каким образом воля, безличная сила настройки, превращается в намерение — личную силу, которая находится в распоряжении каждого.


Наиболее странной частью этой тайны является то, что это превращение очень легко осуществить. Но гораздо труднее убедить себя в том, что это возможно. Здесь и именно здесь находится наша спасительная зацепка. Нас следует убедить в этом, однако никто не хочет быть переубеждённым.



С целью видения кокона человека следует смотреть на людей сзади, когда они уходят. Бесполезно смотреть на них лицом к лицу, поскольку лицевая сторона кокона человека ограждена щитом, который видящие называют «лицевой пластиной». Она представляет собой почти непроницаемый несгибаемый экран, который защищает нас всю нашу жизнь.


7.16. Человеческая форма


Гнев — это естественная реакция на колебания точки сборки на команду сдвинуться.



Новые видящие рекомендуют применять очень простое действие в тех случаях, когда нетерпение, отчаяние, гнев или печаль охватывают воина. Они рекомендуют повращать глазами, причём направление не имеет значения.


Движение глазами сразу же сдвигает точку сборки. Это движение даёт освобождение. Это временная замена истинного мастерства намерения.



Как древние видящие, так и мистики нашего мира имеют одно общее свойство: они были способны видеть «человеческий образ», но не поняли, что это такое. Веками мистики давали нам волнующие отчёты, как бы они ни были прекрасны, страдали от большой и безнадёжной ошибки в допущениях, что этот образ — всемогущий и всеведущий творец. Такой же была интерпретация древних видящих, которые называли человеческий образ «добрым духом», «защитником человека». Только у новых видящих оказалось достаточно трезвости, чтобы видеть человеческий образ и понять, что он такое. То, к чему они пришли, это то, что человеческий образ — не Творец, а образ всех человеческих атрибутов, о которых мы можем думать, а о некоторых из них мы даже не способны и помыслить. Образ — это наш Бог, поскольку мы то, что он изображает на нас, а не потому, что он творит из ничего по своему образу и подобию.


Дон Хуан сказал, что, по его мнению, падать на колени в присутствии человеческого образа отдаёт высокомерием и человеческой самоцентричностью.


Он сказал, что моё убеждение о том, что Бог существует, основано на вере и, как таковое, является вторичным, а, следовательно, ничего не вносит нового. Он сказал, что моё верование в существование Бога, как в каждого другого, основано на слухах, а не на моём видении.


Он уверил меня, что если бы я даже мог видеть, то допустил бы тот же просчёт, какой допустили мистики: каждый, кто видит человеческий образ, автоматически допускает, что это Бог.


Он назвал мистический опыт случайным видением, краткосрочным делом, которое вообще не имеет значения, поскольку оно — результат случайного движения точки сборки. Он уверял, что только новые видящие действительно являются теми, кто может вынести справедливое суждение по этому вопросу, поскольку они свергли случайное видение и способны видеть человеческий образ так часто, как хотят. Поэтому они увидели, что то, что мы называем Богом — это только статический прототип человечности без всякой власти, так как человеческий образ ни при каких обстоятельствах не может помочь нам, вмешиваясь за нас, отвергая наши злодеяния или вознаграждая как-либо. Мы — просто результат его печати, мы — его отпечаток. Образ человека — это точно то, что говорит это слово, это образец, форма, слепок, группирующие связку нитеобразных элементов, которую мы называем человеком.



Воздействие растений силы на точку сборки очень подобно воздействию снов: сны заставляют её двигаться. Но растения силы осуществляют этот сдвиг в большем и всепоглощающем масштабе. Дезориентирующее влияние такого сдвига используется затем учителем для подкрепления утверждения, что восприятие мира никогда не бывает окончательным.

7.17. Путешествие тела сновидения



Свобода подобна заразной болезни, — она передаётся. Её носителем является безупречный нагваль. Люди не ценят этого, потому что они не хотят быть свободными. Свобода устрашающа, но не для нас.


8. Сила безмолвия


Введение


Инструкция по мастерству сознания.


1. Вселенная является безграничным скоплением энергетических полей, похожих на нити света.


2. Эти энергетические поля, называемые эманациями Орла, распространяются из источника невероятной пропорции, метафорически названного Орлом.


3. Человеческие существа также состоят из неисчислимого количества тех же нитеобразных энергетических полей. Эти эманации Орла образуют полностью закрытое скопление, которое проявляет себя как шар света размером с человеческое тело с руками, вытянутыми в стороны — нечто похожее на гигантское светящееся яйцо.


4. Только очень небольшая группа энергетических полей внутри светящегося шара освещена точкой интенсивной яркости, расположенной на поверхности шара.


5. Восприятие имеет место, если энергетические поля в этой маленькой группе, в непосредственном окружении точки яркости, простирают свой свет, освещая идентичные энергетические поля снаружи шара.


6. Точку сборки можно передвигать с её обычного местоположения на поверхности светящегося шара в другое место на поверхности или внутри шара. Так как блеск точки сборки освещает любое энергетическое поле, вошедшее с ней в контакт, то при её передвижении в новое место проясняются новые поля, которые становятся познаваемыми. Это восприятие известно как «видение». Когда точка сборки сдвинута, становится возможным восприятие совершенно другого мира — такого же предметного и фактического, как и тот, который мы обычно замечаем. Маги идут в этот мир за энергией, силой, решением общих и частных проблем или на встречу с невообразимым.


7. «Намерение» — это всеобъемлющая сила, которая заставляет нас воспринимать. Мы воспринимаем не потому, что становимся более осведомлёнными, наше восприятие является скорее результатом давления и вторжения намерения.


8. Цель магов заключается в достижении состояния полного сознания того, чтобы испытать все возможные восприятия, доступные человеку. Это состояние сознания предполагается как прямо противоположное смерти.


8.1. Манифестация духа


8.1.1. Первое абстрактное ядро


Намерение — сила, которая изменяет и перенаправляет вещи или оставляет их такими, как они есть.


8.1.2. Безупречность Нагваля Элиаса


Дух открывает себя каждому человеку с одной и той же интенсивностью и в одной и той же последовательности, но лишь маги, и особенно Нагвали, настроены на такие откровения.



Нагвали создают решения. Не обращая внимания на результат, они либо выполняют действие, либо предпочитают не делать его. Самозванцы взвешивают все за и против, и страх парализует их.


8.2. Стук духа


8.2.1. Абстрактное


Когда боишься или находишься в подавленном настроении, не спи лёжа, засыпай сидя на мягком стуле. Если хочешь дать своему телу целебный покой и вздремнуть подольше, надо лечь на живот, повернуть лицо в левую сторону и вытянуть ноги за основание кровати. Чтобы избежать переохлаждения, надо положить на плечи мягкую подушку подальше от шеи и надеть толстые носки или просто не разуваться.



Мы любим или ненавидим тех, кто является отражением нас самих.



Воины не могут чувствовать сострадания, поскольку они больше не чувствуют жалости к себе. Без движущей силы самосожаления сострадание бессмысленно.



Наша сексуальная энергия является тем, что управляет сновидением. Либо ты тратишь её на любовь, либо сновидишь, благодаря ей. И здесь нет другого выбора.



Если дух говорит с тобой, используя свои безмолвные слова, ты немедленно узнаешь то, чем является дух. Трудность заключается в нашем нежелании принять идею того, что знание может существовать без слов, объясняющих его.



Всё человечество движется прочь от абстрактного, хотя когда-то мы должны были быть близки к нему. Оно было нашей питательной средой и силой. Затем что-то случилось, и это оторвало нас от абстрактного. Теперь мы не можем вернуться к нему. От ученика требуется годы, чтобы он смог подойти к абстрактному, то есть познать, что знание и язык могут существовать независимо друг от друга.


Невозможно говорить о духе, поскольку дух можно только переживать.



Все считают абстрактное либо как противоположность практичности, либо как вещь, которая не имеет конкретного существования. Тогда как для мага абстрактное является чем-то таким, чему нет параллели в человеческом состоянии.


Для мага дух является абстрактным только потому, что он знает его без слов и даже без мыслей. И всё же без малейшего шанса или желания понять его, маг управляет духом. Он знает его, заманивает и завлекает его, становится знакомым ему и выражает его в своих действиях.


8.2.2. Последнее обольщение Нагваля Хулиана


Ученик — это тот, кто стремится очистить и оживить звено, связующее его с духом. Когда же звено оживлено, он больше не ученик, но до той поры для того, чтобы продолжить движение, ему нужна сильная цель, которой, конечно, у него нет. Поэтому он позволяет Нагвалю снабдить его целью и сделать так, чтобы он отбросил свою индивидуальность.



Добровольцы в мир магов не требуются, поскольку они уже имеют свою собственную цель, которая чрезвычайно затрудняет им отбрасывание своих индивидуальностей. Если мир магов диктует идеи и действия, противоположные целям добровольцев, они просто отказываются изменяться.



Сила человека огромна, и смерть существует только потому, что мы намеренно делаем её возможной с момента нашего рождения. Намерение смерти может быть отменено с помощью изменения положения точки сборки.



С незапамятных времён пауза между нашими повседневными делами бросает нас в сонливость. И лишь когда наша жизнь почти оканчивается, наша врождённая озабоченность судьбой начинает принимать другой характер. Она вынуждает нас всматриваться сквозь туман повседневных дел. К сожалению, такое пробуждение всегда идёт рука об руку с потерей энергии, вызванной старением, когда уже мы больше не имеем сил на левый поворот нашей озабоченности к прагматическому и позитивному открытию. В этот момент всё, что здесь осталось, является аморфной, пронзительной мукой ожидания чего-то неописуемого или просто гневом оттого, что упустил, промахнулся, не заметил.



Стихи подхватывают настроение воина и объясняют то, что трудно объяснить.


Поэты остро осознавали звено, связующее нас с духом, но они осознавали его интуитивно, не так преднамеренно и прагматично, как это делают маги. Поэты не обладают личным знанием духа. Вот почему их стихи в действительности не отражают сути истинных жестов духа, хотя они бьют довольно близко.


8.3. Надувательство духа


8.3.1. Очищение звена с духом


Только переодевшись женщиной, мужчина действительно может научиться искусству выслеживания.


«Будь безжалостным, но обаятельным, будь хитрым, но симпатичным, будь терпеливым, оставаясь активным, будь ласковым, но смертоносным. Только женщины могут это. Если мужчина действует таким образом, ему нет цены».


8.3.2. Четыре настроения выслеживания


Безжалостность, хитрость, терпение и ласковость есть суть выслеживания.



Прежде чем стать на путь воина, воины должны были научиться выслеживать. Далее они обучались намерению, и только потом могут передвигать свою точку сборки по своей воле.



Обычным человеческим поведением в мире повседневной жизни была рутина. Любое поведение, нарушающее повседневный порядок, оказывает на наше полное существо совершенно необычный эффект. Именно этот необычный эффект маги ищут, поскольку он кумулятивный. Необычное поведение заставляет точку сборки дрожать. Если необычное поведение практикуется систематически и целенаправленно, то в конечном счёте вызывает движение точки сборки.


Любой, кому удаётся передвинуть свою точку сборки в новую позицию — уже маг.


8.4. Нашествие духа


8.4.1. Видение духа


Не имеет значения то, какова наша определённая судьба, пока мы встречаем её с крайней несдержанностью.


8.4.2. Кувыркание мышления


Воин постоянно находится настороже относительно грубости человеческого поведения. Воин магичен и безжалостен, это скиталец с отточенным вкусом и манерами, чьи дела точны, но замаскированы, он обрезает концы так, что никто не может заметить его безжалостность.



«Есть много причин, почему я люблю стихи. С их помощью я выслеживаю себя. С их помощью я даю себе встряску. Я слушаю, и пока ты читаешь, прекращаю свой внутренний диалог и позволяю моему внутреннему молчанию приобрести импульс движения. А затем стихи в сочетании с молчанием дают мне встряску.»


Поэты подсознательно тоскуют по миру магов. Но поскольку они не являются магами на пути знания, их тоска — единственное, что они имеют.



«Меня не волнует, о чём это стихотворение. Меня волнует только чувство, которое страстное желание поэта донесло до меня. Я заимствовал его страстное желание и благодаря ему, заимствовал красоту. И чудесно то, что он как истинный воин, потратил её на получателей и зрителей, сохранив для себя только своё страстное желание. Эта встряска, это потрясение красотой является выслеживанием».


8.4.3. Передвижение точки сборки


Однажды я спросил дона Хуана в упор, довольно циничным тоном, что ему даёт наше общение.


— Если бы ты судил обо мне по моим действиям с тобой, ты бы признал, что я образец терпения и последовательности. Но ты не знаешь, что, достигая этого, я борюсь за безупречность, которую раньше никогда не имел. Для того чтобы проводить с тобой время, я ежедневно трансформирую себя, сдерживая себя, благодаря ужасно мучительным усилиям.



Вспоминание не имеет ничего общего с воспоминанием, (англ. recalling и remembering). Воспоминание связано с обыденным способом мышления, тогда как вспоминание зависит от движения точки сборки.


Ключом к движению точки сборки является перепросмотр собственной жизни, к которому прибегают маги. Маги начинают свой перепросмотр с думанья, с воспоминаний о наиболее важных событиях своей жизни. От простого думанья они затем переходят к реальному пребыванию в месте события. Когда это им удаётся, они с успехом сдвигают свою точку сборки именно в то положение, в котором она находилась, когда происходило это событие. Полное воспроизведение события с помощью сдвига точки сборки известно как вспоминание магов.



Человеческие возможности настолько безграничны и таинственны, что маги, вместо того, чтобы размышлять об этом, предпочитают использовать их без надежды понять, что они собой представляют.


8.4.4. Место отсутствия жалости


Всё, выполняемое магами, есть следствие движения точки сборки, а такие движения управляются количеством энергии, которое маги вкладывают в свои команды.



Внутри каждый человек является гигантским тёмным озером безмолвного знания, которое каждый из нас интуитивно чувствует. Маги — единственные существа на земле, которые преднамеренно выходят за интуитивный уровень, обучаясь двум трансцендентальным вещам: во-первых, постигая существование точки сборки, и во-вторых, заставляя точку сборки двигаться.



Любое движение точки сборки подобно умиранию. Всё в нас становится несвязанным, а потом присоединяется к источнику огромной силы. Это увеличение энергии чувствуется как уничтожение беспокойства.



Борьба для воина не означает актов индивидуальной или коллективной глупости или бессмысленного насилия. Война для воина является тотальной борьбой против индивидуального «я», которое лишает человека его силы.


Воин считает редчайшей возможностью реализацию подлинного шанса быть безупречным, несмотря на свои базовые чувства.


8.5. Требование намерения


8.5.1. Разрушение зеркала самоотражения


Остановка мира также необходима для магов, как для каждого необходимо читать и писать. Она состоит из введения диссонирующего элемента в сплетение повседневного поведения с целью остановки уже приглаженного потока повседневных событий — событий, которые внесены в каталог наших умов нашим разумом.


Диссонирующий элемент называется «неделанием», или противоположностью делания. «Деланием» называется всё, что является частью целого, о котором у нас есть познавательный отчёт. Неделание — элемент, который не принадлежит этому картографированному целому.


8.5.2. Свидетельство безупречности


Маги имеют своеобразную наклонность. Они живут исключительно в сумерках чувства, которое лучше всего описывают слова «и всё же…». Когда всё рушится вокруг них, маги признают, что ситуация ужасна, а потом тут же убегают в сумерки «и всё же…». Они делают всё, что могут, а затем, без зазрения совести и сожалений, расслабляются и позволяют духу вершить исход.



Маги никогда не становятся доступными для кого-то.


8.6. Управление намерением


8.6.1. Третья точка


Объяснения никогда не бывают лишними, поскольку они отпечатываются в нас для немедленного или более позднего использования или помогают нам подготовить свой путь достижения безмолвного знания.


Безмолвное знание является главной позицией точки сборки, много лет тому назад оно было естественной позицией людей, но по причинам, которые невозможно определить, точка сборки людей вышла из этого особого места и заняла новое положение, известное как «рассудок».


«Место отсутствия жалости», будучи другой позицией точки сборки, предшествует безмолвному знанию, также как другая позиция точки сборки, называемая «местом озабоченности», предшествует рассудку.



Смерть мучительна только тогда, когда она влезает в твою постель во время болезни. В битве за свою жизнь ты не почувствуешь боли. А если и почувствуешь что-нибудь, то только ликование.


Наиболее впечатляющим различием между цивилизованным человеком и магом был образ, в котором к ним приходит смерть. Только с магами-воинами смерть добра и ласкова. Даже будучи смертельно ранены, они не чувствуют боли. Но ещё более удивительным было то, что смерть останавливается в ожидании то тех пор, пока маги сами не призовут её.



В мире повседневной жизни наши слова или наши решения могут быть с лёгкостью изменены. Единственной бесповоротной вещью в нашем мире была смерть. В мире магов, с другой стороны, естественную смерть можно отменить, но слова магов — ни в коем случае. В мире магов решения нельзя ни изменить, ни переработать. Единственное, что они могут сделать, это остановиться навсегда.



Каждый человек в нормальных жизненных условиях в одно или другое время имеет возможность уйти от пут условности. Имеются в виду не социальные условия, а условности, которые связывают наше восприятие. Минуты восторга может хватить для сдвига наших точек сборки и ликвидации наших условностей. Точно также с моментами испуга, болезни, гнева или горя. Но обычно в момент, когда у нас есть шанс сдвинуть наши точки сборки, мы становимся напуганными. В игру вступает наш религиозный, академический, социальный фон. Он убеждает нашу безопасность вернуться в стадо, возвращая наши точки сборки к предписанной позиции, позиции нормального жития.


Все мистики и духовные учителя поступали следующим образом: их точки сборки сдвигались либо с помощью дисциплины, либо случайно до определённой точки, а затем они возвращались в нормальное состояние, имея при себе воспоминание, которое служило им всю жизнь.



Обычный человек, неспособный найти энергию для осознания того, что существует за пределами его повседневного мира, называет сферу экстраординарного восприятия магии колдовством или деятельностью дьявола, бросаясь от неё прочь, без хотя бы какой-нибудь её проверки.


Нет колдовства, нет зла, нет дьявола. Есть только восприятие.



Рациональный человек игнорирует тот факт, что магия — это не магические заклинания и не фокус-покус, а свобода познавать не только мир как само собой разумеющееся, но и всё, что возможно для человека. И здесь глупость обычных людей наиболее опасна. Они боятся магии. Они дрожат от возможности быть свободными. А свобода здесь, на кончиках пальцев. Она называется третьей точкой. И она может быть достигнута с такой же лёгкостью, с какой точку сборки можно заставить передвигаться.



Точка сборки может сдвинуться от сильной температуры. Голод, страх, любовь и ненависть могут вызвать её движение, сюда входит и мистицизм, и непреклонное намерение, которое является предпочтительным методом магов.



Только маги могут превращать свои чувства в намерение. Намерение — это дух, поэтому дух двигает их точки сборки.


Реальным состоянием является то, что маги более сознательны к своей связи с духом, чем обычные люди, и то, что они стремятся манипулировать ею.


8.6.2. Два односторонних моста


Безупречность не является нравственностью. Она только похожа на нравственность. Безупречность — это просто наилучшее использование нашего энергетического уровня. Естественно, она требует умеренности, содержательности, простоты, невинности и превыше всего, она требует отсутствия самоотражения. Всё это звучит как учебник по монашеской жизни, но это не так.



Иногда, при обычных, хотя и драматических, обстоятельствах, таких как война, лишения, стресс, утомлённость, скорбь, беспомощность, точки сборки людей испытывают глубокие передвижения. Если человек найдёт себя способным при таких обстоятельствах принять идеологию мага, он может без забот увеличить до предела это естественное движение. И он должен искать и найти экстраординарные вещи вместо того, чтобы поступать при таких обстоятельствах так, как это обычно делает человек, страстно мечтая вернуться в нормальное состояние.



Дух неопределим, его нельзя даже почувствовать или более-менее говорить о нём. Его можно только заманить знанием о его существовании.



Звучание и смысл слов крайне важен для сталкеров. Слова используются ими как ключи, чтобы открывать всё, что было закрыто. Следовательно, сталкеры определяют свою цель прежде, чем пытаются достичь её. Но сначала они не могут обнаружить свою истинную цель, поэтому они тщательно описывают вещи, скрывая этим свой основной удар.



Только будучи образцом рассудка, человек может с лёгкостью передвигать свою точку сборки и быть образцом безмолвного знания.



Односторонний мост от безмолвного знания к рассудку был назван «озабоченностью». Этому послужила та озабоченность, которую настоящие люди безмолвного знания имели об источнике того, что они знали. Другой односторонний мост от рассудка к безмолвному знанию был назван «чистым пониманием». Это признание людей рассудка о том, что рассудок — это только один остров в бесконечном море островов.



Дух слушает только тогда, когда говорящий говорит жестами. И жесты не означают знаки или телесные движения, это акты настоящей непринуждённости, акты щедрости, юмора. В жестах для духа маги пробуждают в себе всё самое лучшее и безмолвно предлагают это абстрактному.


8.6.3. Проявление намерения


Точка сборки, даже при самом незначительном перемещении, создаёт полностью изолированные острова восприятия. Здесь можно хранить информацию в форме переживаний, отложенных в усложнённости сознания.



Контролируемая глупость — искусство контролируемого обмана или искусство притворства быть полностью погружённым в действие, которое в данный момент под рукой — притворства до такой степени, когда никто не сможет отличить его от реального поведения. Контролируемая глупость — это не открытый обман, но утончённый, артистичный способ быть отделённым от всего, в то же время оставаться неотъемлемой частью всего.



Сталкеры, практикуя контролируемую глупость, верят, что в вопросах личности вся человеческая раса делится на три категории.


1. Люди первой категории являются идеальными секретарями, помощниками и компаньонами. Они обладают индивидуальностью, но их подвижность не является вдохновляющей. Тем не менее, они полезны, заботливы, полностью приручаемы, изобретательны до определённых границ, забавны, воспитаны, милы и деликатны. Другими словами, это люди, приятнее которых не найти. Но у них есть огромный недостаток: они не могут действовать самостоятельно. Они всегда нуждаются в тех, кто бы направлял их. Получив направление, каким бы напряжённым или противоречивым оно не было, они потрясающи в его реализации. Но предоставленные самим себе, они погибают.


2. Людей второй категории милыми вообще не назовёшь. Это мелочные, мстительные, завистливые, недоверчивые и эгоистичные люди. Они говорят только о себе и обычно требуют, чтобы люди подчинялись их стандартам. Они всегда перехватывают инициативу, даже если с ней им неуютно. Им не по себе в любой ситуации, и они никогда не расслабляются. Также люди ненадёжны и всегда всем недовольны, при большей незащищённости они становятся ещё более отвратительными, чем есть на самом деле. Их смертельным недостатком является то, что они должны убивать, чтобы быть лидерами.


3. К третьей категории относятся люди, которые ни милы, ни отвратительны. Они никому не служат и никому не навязывают себя. Скорее всего, они равнодушны. У них есть возвышенное понятие о самих себе, составленное из грёз и желаемых мечтаний. В чём они экстраординарны, так это в ожидании, что вот-вот что-то произойдёт. Они обладают чудесной способностью создавать иллюзию того, что их ждут великие дела, которые они всегда обещают себе выполнить, но не делают этого никогда, поскольку для этого у них нет, фактически, никаких способов.


Если у нас нет собственной важности, значит, нет и вопросов, к какой категории мы относимся.



Каждый человек, чья точка сборки сдвинулась, может передвинуть её дальше. Единственная причина, по которой мы нуждаемся в учителе, заключается в том, что кто-то должен беспощадно подстёгивать нас. В противном случае нашей естественной реакцией будет остановка для того, чтобы поздравить себя с окончанием такой большой темы.



Мой бенефактор не верил в передачу знания по наследству. Он считал, что знание, переданное таким образом, теряет свою эффективность. Не было такого, чтобы кто-то нуждался в нём. С другой стороны, если о знании только намекали, заинтересованный человек должен был придумать способ, чтобы потребовать это знание.



Человеческий глаз приучен фокусироваться только на наиболее выдающихся чертах кого-либо, и эти рельефные черты узнаются прежде всего. Таким образом, искусство сталкеров создаёт впечатление, представленное чертами, которые были выбраны ими, чертами, которые будут обязательно замечены глазом наблюдателя. Благодаря ловко подкрепляемым, определённым впечатлением, сталкеры способны создавать у наблюдателя неоспоримое убеждение в том, что было воспринято глазами.



Конечно же, у нас есть тёмная сторона. Мы способны на бессмысленное убийство. Мы уничтожаем себя, мы уничтожаем жизнь на этой планете, мы разрушаем землю. Потом мы облачаемся в мантии и ризы, и Бог говорит с нами напрямую. Что же он говорит нам? Он говорит, что мы должны быть паиньками, или он накажет нас. Бог столетиями угрожает нам, но ничего не изменилось. Не потому, что мы с дьяволом внутри, а потому, что мы тупы как пробки. Да, человек имеет тёмную сторону, и она называется глупостью.

Ответить




Lingam!!!
НЕ Убивай.

Ответить


Николай! не ****!
Ответить


Стоило б упомянуть, что никакого индейца-Хуана не было. Это лишь литературный прием.
Ответить


Откуда такая уверенность? Есть доказательства?
Ответить


Доказательство такое, что д.Х. изъяснялся как профессор лос-анджелесского университета.
Мне кажется, что толчком к написанию книги действительно послужила встреча с индейским шаманом: первые три книги ещё довольно правдоподобны, а вот начиная со "Сказок о силе", где Кастанеда "вспоминает" состояния, которые испытывал в "повышенном осознании", изложение становится более чем фантастическим (не теряя при этом поучительности и ценности -- кастанедовские техники РАБОТАЮТ (проверено (С)).
2Flame: по-моему, не стОит делать такие безапеляционные заявления, к тому же о вещах подобного характера.
Ответить


Lingam писал(а):Доказательство такое, что д.Х. изъяснялся как профессор лос-анджелесского университета.

Естественно. Ведь книги писались уже по воспоминаниям. Следовательно, вся речь проходила уже через менталитет К.К.
Ответить


Ребята! Ну прочтите вступление самого автора, где он пишет, что для изложения своих взглядов и теорий он создал образ умного-шамана-индейца и все СВОИ идеи высказывал от имени этого персонажа. Общедоступная инфа, ведь...
Ответить


Вот ссылка на все произведения К.К. http://www.lib.ru/KASTANEDA/
Пожалуйста, сюда ссылку на конкретную страницу и copy-paste фразу, которую потом можно было бы в тексте найти.
Ответить


Ответить


Олег, я просил ссылку на то,
Flame (Oleg) писал(а):где он пишет, что для изложения своих взглядов и теорий он создал образ умного-шамана-индейца и все СВОИ идеи высказывал от имени этого персонажа.

А что я увидел?
Вторую статью пока не читал, а первая - просто стыдно! Некий Алекс Громов, завидуя, наверное, славе и гонорарам К.К. (о чём не раз упоминает), просто высказывает одну из гипотез, кстати, менее всего подтверждённую. Особое отвращение вызывает его безграмотность, с которой написана эта статья.
Вторую почитаю позже, когда будет время.
Ответить


Пред.След.

  Сообщений: 49 • Страница 3 из 51, 2, 3, 4, 5

Вернуться в Интересная информация



Кто сейчас на сайте

Зарегистрированные пользователи: нет зарегистрированных пользователей